"Мы все под колпаком у Мюллера!" Об ужесточении контроля над предпринимателями и их финансовыми операциями

Последнее время мы только и слышим, что вот-вот, совсем не за горами, конец фирмам «однодневкам», отмыванию денежных средств, уклонению от уплаты налогов и иных обязательных платежей, а использование иностранных компаний станет практически невозможным!

И вот, «Дамоклов меч» спустился...28 июня 2013 г. Президент РФ В.В. Путин подписал закон № 134-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части противодействия незаконным финансовым операциям». Указанный закон включает поправки к более чем 18-ти законам, так или иначе связанным с денежным обращением, финансированием, в числе которых Гражданский, Уголовный и Налоговый кодексы РФ, Закон «О банках и банковской деятельности», Закон «О несостоятельности (банкротстве)» и пр.

По замыслу разработчиков законопроекта, он «будет иметь благоприятные социально-экономические последствия, как с точки зрения снижения уровня криминализации российской экономики, так и с позиции обеспечения наибольшего соответствия российского законодательства международным стандартам. Это, в свою очередь, повлечет улучшение инвестиционного климата и повышение уровня безопасности деятельности законопослушных предпринимателей».

Закон содержит глобальные изменения, обзор которых - дело справочно-правовых систем. Мы же постараемся обратить внимание на нововведения, касающиеся, в первую очередь, функционирования групп компаний.

В Налоговый кодекс РФ введено несколько примечательных поправок. В частности, теперь взыскание недоимки можно обратить не только на налогоплательщика, за которым числиться такая недоимка, но и на его «маму» или на его «дочку». Такое взыскание может быть обращено в следующих случаях:

- по задолженности дочерней компании с материнской, когда на счет материнской компании поступает выручка за реализуемые товары (работы, услуги), причитающаяся дочерней компании и наоборот;

- если с момента, когда организация, за которой числиться недоимка, узнала или должна была узнать о назначении выездной или камеральной налоговой проверки, произошла передача денежных средств, иного имущества материнской компании от дочерней и наоборот.

Такое взыскание может быть обращено в перечисленных случаях и на взаимозависимых организаций. Установлено право налоговых органов приостанавливать операции по счетам юридического лица в случаях:

- непредоставления в налоговый орган в течение 10 дней налоговой декларации по истечении срока, установленного для предоставления такой декларации;

- непредоставления в налоговый орган в течение 10 дней квитанции о приеме направленных налогоплательщику документов. 

Введена норма об открытии налоговым органом доступа к информации о счетах и вкладах организаций, индивидуальных предпринимателей, а также физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями. До настоящего времени такая информация предоставлялась кредитными организациями органам внутренних дел при осуществлению ими полномочий по пресечению налоговых преступлений. Теперь банки обязаны предоставлять налоговым органам в электронном виде информацию об открытии и закрытии счета, вклада, об изменении реквизитов счета указанных лиц, в течение трех дней со дня наступления соответствующего события.

Интересное нововведение, касающееся проведения налоговыми органами камеральной проверки: по сути стираются границы между камеральной и выездной налоговыми проверками. Если раньше в рамках камеральной проверки можно было только запрашивать документы (отсюда и название «камеральная», т.е. проводимая в помещении), а проведение осмотра территории и помещений налогоплательщика было возможно только в рамках выездной налоговой проверки, то теперь такой осмотр возможен и на уровне камеральной проверки.

Впервые в российское законодательство вводиться понятие «бенефициарный владелец» (в ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»): бенефициарный владелец - физическое лицо, которое прямо или косвенно (через третьих лиц) владеет более 25 % долей (акций) юридического лица (группы компаний) либо имеет возможность контролировать указанное лицо. В данный момент не представляется возможным оценить какие-либо последствия введения указанной нормы. Однако в любом случае, теперь при разрешении арбитражными судами споров, в частности, о признании налоговой выгоды необоснованной или о привлечении лица к субсидиарной ответственности, суды смогут руководствоваться указанной нормой.

Не остался в стороне и ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»: в него включены новые нормы, препятствующие сокрытию имущества должника в ходе процедур банкротства.

Кроме того, вводится понятие, четкие рамки и границы субсидиарной ответственности. В соответствие с поправками, размер субсидиарной ответственности контролирующего должника лица (лиц) определяется как совокупный размер требований кредиторов. При этом теперь в этот размер входят не только требования кредиторов, которые включены в реестр требований (как это было до настоящего момента), но и требования, заявленные после закрытия реестра, а также требования по текущим платежам.

Закон также устанавливает презумпцию вины контролирующих должника лиц при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств:

- совершение либо одобрение этим лицом одной или нескольких сделок должника, в результате которых причинен вред имущественным правам кредиторов;

- нарушение правил ведения бухгалтерского учета, а именно искажение/неполное отражение информации об объектах бухгалтерского учета в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы.

Таким образом, выявление в рамках банкротного процесса хотя бы одного из указанных обстоятельств влечет наложение на контролирующих должника лиц субсидиарной ответственности, которая не ограничивается размером долей в уставном капитале общества.

Ужесточен порядок регистрации юридических лиц. Согласно новым правилам, государственная регистрация юридического лица может быть признана судом недействительной. Кроме того, включение в реестр данных о юридическом лице также может быть оспорено в суде, если такие данные недостоверны или внесены в реестр с нарушением закона. Речь может идти о так называемых «переездах» по несуществующим адресам и пр.

Также на регистрирующий орган возложены дополнительные обязанности, а именно:

- до государственной регистрации юридического лица, изменений его устава или до включения иных данных, не связанных с изменением устава проводить проверку достоверности данных, включаемых в реестр;

- заблаговременно сообщать заинтересованным лицам о предстоящей государственной регистрации изменений устава юридического лица, включении новых данных. Интересно, что в самом тексте закона ничего не говорится о том, кто является заинтересованным лицом в данном случае.

Теперь любые заинтересованные лица вправе направлять в регистрирующий орган возражения относительно предстоящей регистрации или включения данных в реестр, а регистрирующий орган обязан их рассмотреть и принять соответствующее решение. Иными словами, если вы узнали, что ваш должник переезжает, вы можете повлиять на этот процесс.

Вероятно, что указанные нововведения потребует внесения изменений в законодательство о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в части определения процедурных моментов реализации принятых поправок (в частности, порядка и срока принятия регистрирующим органом решений по заявлениям заинтересованных лиц, определения оснований для признания регистрации юридического лица недействительной и пр.). На сегодняшний момент таких изменений нет.

В соответствии с поправками в Уголовный кодекс РФ ужесточается наказание за нарушение валютного законодательства в части неисполнения обязанности по репатриации (возврату) денежных средств в РФ (вплоть до 5 лет лишения свободы со штрафом в размере 1 млн.руб.). Введена новая статья, предусматривающая наказание за совершение валютных операций по переводу денежных средств на счета нерезидентов с использованием подложных документов, т.е. документов, содержащих заведомо недостоверные сведения об основаниях, о целях и назначении перевода (штраф в размере от 200 тыс. до 1 млн. руб. вплоть до лишения свободы на срок до 5 лет).

Закон вступает в силу со дня его официального опубликования, то есть с 30.06.2013 г., за исключением отдельных положений, сроки вступления в силу которых специального оговорены в законе.

На этом, видимо, борьба с предпринимательством не заканчивается. Буквально на днях в Государственную Думу депутатами от фракции ЛДПР был внесен законопроект (№ 295667-6), целью принятия которого является ограничение в правоспособности в отношении офшорных компаний и компаний с офшорной подконтрольностью. Законопроектом вводится легальное понятие таких компаний:

«Офшорная компания» - компания, учрежденная в офшорной зоне, перечень которых утверждает Минфин России (Приказ Минфина России от 13.11.2007 г. № 108н).

«Компания с офшорной подконтрольностью» - российское юридическое лицо, доли (акции) участия в котором принадлежат офшорной компании. При этом предполагается, что:

- российское ОАО подконтрольно офшорной компании, если ей принадлежит более 10 % акций ОАО;

- ЗАО и ООО подконтрольны офшорной компании, если ей принадлежит более 30 % акций (долей) этих компаний.

Офшорные компании и компании с офшорной подконтрольностью, в частности, не смогут участвовать в приватизации государственного и муниципального имущества, в госзаказах и пр. Кроме того в отношении операций с денежными средствами, если хотя бы одной из сторон является указанная компания, установлен обязательный контроль.

Безусловно, принятые нововведения окажут существенное влияние на бизнес и, вероятно, вызовут необходимость пересмотра отдельных инструментов и способов ведения хозяйственной деятельности. Вместе с тем, представляется, что указанные изменения, прежде всего, коснуться деятельности добросовестных налогоплательщиков, возложив на них дополнительные обязанности и ужесточив контроль за ними, обойдя стороной деятельность «сомнительных структур». 

Сноски:

1. Фраза из книги Юлиана Семенова «Семнадцать мгновений весны».