Анастасия Тайшина в "итоговом" номере Коммерсанта рассказала о плюсах использования в среднем бизнесе группы компаний

В прошлом году во многих Уральских регионах власти начали формирование списка приоритетных проектов, которые могут претендовать на значительные налоговые преференции. Пока в перечень вошли лишь единицы, поскольку под требования подходит ограниченный круг проектов с вложениями, как правило, не менее 300 млн рублей. По-прежнему массовый характер носят лишь льготы по упрощенной системе налогообложения, которыми пользуется малый и средний бизнес.

В ожидании прорыва

В Челябинской области, пожалуй, наибольшее количество льгот по налогам, которые вводятся для запуска новых производств и привлечения инвестиций. С 2012 года ведется перечень инвестпроектов с размером вложений свыше 300 млн рублей, которые могут претендовать на существенные льготы по налогам на имущество и на прибыль. Ежегодно конкурс среди кандидатов проводит минэкономразвития Южного Урала. В 2012 году были отобраны семь проектов, спустя год — лишь четыре. Плюсы — пониженные ставки по налогу на прибыль (13,5% и 2% в федеральный бюджет) и налогу на имущество (1,1%).

Например, в перечень вошел «Русский кварц». Компания, созданная в 2011 году, расположена в небольшом городе Кыштыме в 90 км от Челябинска. Там уже открыта фабрика по обогащению кварца мощностью 6 тыс. тонн в год, добываемого на местном месторождении. «Русский кварц» производит высокочистый концентрат, из которого получают прозрачное кварцевое стекло. С самого начала в проект вложила 750 млн рублей корпорация «Роснано». В октябре 2013 года у «Русского кварца» появился и инвестор-стратег — японская Sumitomo Corporation (владеет 32,26% долей в кыштымской компании). Директор «Русского кварца» Леонид Кузьмин в беседе с корреспондентом Guide признался, что одним из ключевых стимулов для совершения сделки стали предоставленные компании льготы по налогам на прибыль и на имущество. Сэкономить на налогах в 2014 году «Русский кварц» намерен около 10 млн рублей, а уже в 2015 году — «несколько десятков миллионов рублей». «Для нас это было очень важно, особенно — льгота по налогу на имущество. Это существенно улучшило финансовые показатели «Русского кварца» и послужило одним из факторов при одобрении нашего проекта иностранным инвестором», — говорит Леонид Кузьмин. Он считает налоговую нагрузку с учетом льгот «вполне адекватной». «К сожалению, другого вида поддержки, имеющего очень большое значение для нас — техприсоединения к электрическим и газовым сетям и возможного льготирования тарифов регион дать не может», — поясняет директор «Русского кварца».

Однако пользуются в Челябинской области налоговыми льготами пока лишь единицы. К примеру, из 11 проектов, включенных в перечень инвестиционных, по итогам 2013 года лишь одна компания заявилась на получение льготы по налогу на имущество (размер экономии может составить 3,4 млн рублей). Аналогичная ситуация с проектами из технопарка «Новатор» и технопарка при «Челябинском заводе технологической оснастки». Для их резидентов предусмотрена льгота в 13,5% (плюс 2% в федбюджет) по налогу на прибыль. Но она непопулярна (за девять месяцев 2013 года сумма экономии составила лишь 985 тыс. рублей). В минэкономразвития региона указывают, что стимулировать бизнес за счет льгот в регионе начали недавно и прорывы последуют в ближайшие годы, когда инвестпроекты выйдут на прибыль и возникнет нужда в снижении налогового бремени. «С организациями, проекты которых включены в перечень приоритетных, заключается соглашение, устанавливающее финансово-экономические показатели проекта, достижение которых является обязательным условием для получения льготы. Организации предоставляют ежегодные отчеты о реализации проектов», — подчеркнули в челябинском министерстве.

Поддержка по-крупному

В Свердловской области, напротив, вариантов для налогоплательщиков по льготам меньше, но цифры по сэкономленным средствам гораздо более внушительные. Так, льготами по налогу на имущество воспользовались свыше 6 тыс. компаний. Среди них — Федеральная грузовая компания, зарегистрированная в Свердловской области, которая сэкономила при эксплуатации железнодорожных вагонов 2,4 млрд рублей. В конце 2013 года депутаты свердловского заксобрания приняли закон, вводящий понятие «участника приоритетного инвестпроекта». В перечень таковых планируется включать проекты особой экономической зоны «Титановая долина» в Верхней Салде и индустриального парка «Богословский» на площадке кризисного Богословского алюминиевого завода в Краснотурьинске. В феврале 2014 года в перечень инвестиционных также был включен проект Каменск-Уральского металлургического завода по строительству прокатного комплекса мощностью 166 тыс. тонн в год крупногабаритного проката из алюминиевых сплавов. Сэкономить на налогах планируется более 1,88 млрд рублей.

Также в Свердловской области есть расширенный список отраслей бизнеса, компании из которого вправе воспользоваться льготами при уплате налогов по упрощенной системе налогообложения (экономят на этом свыше 45 тыс. компаний). В список вошли предприятия сельского хозяйства, по добыче металлических руд и прочих полезных ископаемых, производству пищевых продуктов, одежды, машин и оборудования, химическая промышленность, полиграфия. По словам Анастасии Тайшиной, эксперта Центра структурирования бизнеса и налоговой безопасности — taxCOACH, в отличие от подобных списков некоторых соседних или центральных регионов, свердловский перечень действительно внушителен. «Более того, он наполнен какой-то человеческой логикой. Понятен вектор такого льготирования: регион хочет развивать производство, строительство, транспорт, много видов деятельности малого бизнеса и т.п. Во многих регионах такого обилия преференций нет в принципе, а если и есть — то только для „выращивания огурцов на Луне” или чего-то подобного. Льгота есть — а того, кому она может понадобиться — нет», — рассказала госпожа Тайшина.

Похожим образом предоставляются льготы и в Тюменской области. Во-первых, они предназначены для крупных инвестпроектов. Например, 14%-ный налог на прибыль установлен для «организации по производству стального проката с проектной мощностью не менее 545,5 тыс. тонн в год…». Речь идет о строящемся электрометаллургическом заводе УГМК. Для него же, а также еще примерно для 15-ти проектов сделали нулевые ставки по налогу на имущество. Суммарно объем сэкономленных бизнесом средств от данных льгот в тюменском правительстве оценивают более чем в 2 млрд рублей. Еще 1 млрд рублей — примерные льготы для малого и среднего бизнеса в Тюменской области, находящегося на «упрощенке» и платящего 5% (доходы минус расходы). В правительстве Тюменской области подчеркивают, что предоставляют с 2009 года льготы по УСН малому и среднему бизнесу «как наиболее социально чувствительному и мобильному».

Не помогло

Желающих на льготы много, но не все могут ими воспользоваться. Так, Уральский завод РТИ из Екатеринбурга в 2013 году перечислил в бюджет налог на имущество в размере 6,6 млн рублей. Но вот сэкономил на льготе лишь 100 тыс. рублей. «Это очень несущественная сумма в общем объеме налогов», — признается директор по финансам и экономике компании Татьяна Шайкина. Уральский завод РТИ — один из крупнейших производителей резиновых технических изделий в России и СНГ. Ассортимент выпускаемой продукции — более 15 тыс. наименований. В 2013 году компания заплатила в бюджет 160,5 млн рублей налогов. Госпожа Шайкина подчеркивает, что всегда отслеживает все нововведения по инструментам поддержки бизнеса и налоговым льготам, но, по разным причинам, таких, которыми бы компания могла воспользоваться, пока нет. «Хотя нам была бы очень полезна, например, льгота по капитальным вложениям по налогу на прибыль, так как сейчас мы реализуем несколько крупных инвестпроектов, связанных с модернизацией и развитием производства», — говорит Татьяна Шайкина. Однако без включения в список приоритетных инвестпроектов завод не может воспользоваться этой льготой.

Налоговая нагрузка на Уральский завод РТИ в прошлом году составила 6,7%. «Это выше, чем в среднем по отрасли», — говорит Татьяна Шайкина. Она подчеркивает, что на развитие бизнеса негативно влияет как сам размер налогов и взносов (в частности, высокие ставки страховых взносов), так и жесткие сроки их уплаты. «В условиях нарушения сроков платежей со стороны наших контрагентов этот фактор особенно существенно сказывается на работе предприятия. Кроме того, из-за дефицита средств для предприятия крайне полезной была бы возможность получения отсрочки или рассрочки по уплате налогов, но по какой-нибудь простой схеме, без сложной процедуры согласования и документооборота. Сейчас, к сожалению, проще перехватить кредит в банке, чем воспользоваться такой возможностью», — поясняет госпожа Шайкина.

Другой пример — интернет-провайдер «Инсис», работающий в Свердловской области. Компания была создана в 1999 году, и сейчас это один из крупнейших операторов связи Екатеринбурга (также развивается в Нижнем Тагиле, Каменске-Уральском и Первоуральске), в котором работают свыше 300 специалистов. Однако интересные льготы на компанию не распространяются. Гендиректор «Инсиса» Артем Черанев признается, что компания использовала в 2013 году федеральную льготу в виде пониженной ставки по страховым взносам, но сумма экономии составила менее 0,5% годовой выручки, что не отразилось существенно на рентабельности. Он поясняет, что это льгота для компаний на упрощенной системе налогообложения, осуществляющих определенные виды деятельности (строительство, транспорт, производство и связь). Она позволяет применять ставку страховых взносов в 20% вместо стандартных 30%.

Мал — да велик

Впрочем, основная часть предпринимателей, по словам Анастасии Тайшиной, уже давно перестала ждать помощи от государства и предпочитает обходной путь. К примеру, в Свердловской области есть очень «вкусные» ставки в 7% и даже в 5% по УСН с объектом налогообложения «доходы минус расходы» (в Тюменской области ставка в 5% и вовсе установлена для всех налогоплательщиков на «упрощенке»). Однако, если это средний бизнес с оборотом от 150–200 млн рублей в год, работающий через одно юридическое лицо, то компания не вмещается в рамки этого спецрежима. «Как в этом случае поступают предприниматели? Строят группу компаний, взаимодействующих таким образом, чтобы некоторые из них могли применять и специальные налоговые режимы, и пониженные ставки страховых взносов», — отмечает госпожа Тайшина.

Эксперт Центра taxCOACH подчеркивает, что речь вовсе не об искусственном дроблении бизнеса в целях противозаконной минимизации налогообложения. В качестве примера Анастасия Тайшина привела компанию по производству мебели, деятельность которой осуществляется двумя подразделениями: производственным цехом, находящимся за городом, и отделом продаж, который находится в Екатеринбурге. Выручка от продажи — 120 млн рублей в год. По ее словам, осуществляя деятельность в рамках одного юридического лица, бизнес будет вынужден применять общую систему налогообложения со ставкой налога на прибыль 20%, уплатой НДС 18% и страховых взносов 30%. «Если же мы приведем юридическую форму в соответствие с организационной формой бизнеса и его реальными бизнес-процессами, то мы можем получить следующее: необходимо выделить производство в отдельное юридическое лицо, потому что его основная функция — произвести то, что заказал отдел продаж. Это позволит производственной компании применять УСН 5% с части прибыли, которая в действительности заработана этим подразделением и пониженную ставку страховых взносов 20%. Таким образом, мы законным способом можем снизить величину налогового бремени», — дает подробную рекомендацию Анастасия Тайшина.

Стимула не будет

В 2013 году наметилась важная тенденция: впервые за несколько лет рост налоговых поступлений в бюджеты большинства регионов УрФО сократился. К примеру, в Свердловской области сразу на 16,6% упали сборы по ключевому для бюджета налогу на прибыль (второй ключевой налог — НДФЛ). Реакция властей не замедлила сказаться: минэкономики региона провело аудит налоговых льгот и сообщило, что за счет использования различных схем по налогу на имущество организаций местный бизнес уходит от уплаты налогов, и в результате бюджет недополучает порядка 150 млн рублей. Особые нарекания вызвали торговые центры, для разбора ситуации с которыми была даже создана спецкомиссия правительства Свердловской области. «Налогоплательщики дважды получают преференции в виде инвестиционных льгот — заложенные на федеральном уровне (в виде «амортизационной премии» при исчислении налога на прибыль организаций) и на региональном уровне (в виде уменьшения налога на имущество организаций в 100%-ном размере на прирастающие основные средства)», — звучало в итоговом документе комиссии.

Опрошенные корреспондентом Guide предприниматели опасаются, что из-за стагнации экономики в России растущий дефицит бюджетов в регионах того же УрФО будет восполняться за счет «закручивания гаек», а вовсе не стимулирования развития бизнеса. К примеру, многие знают о негласной рекомендации для бизнеса повысить на 10% «белую» часть зарплаты для того, чтобы увеличить поступления от НДФЛ.

Власти регионов, впрочем, настаивают на том, что собираются сохранять налоговые льготы. В правительстве Тюменской области подчеркивают, что льготы предоставляются компаниям с целью диверсификации экономики региона и «снижения зависимости бюджета от нефтегазового сектора». «Упор сделан на то, чтобы наладить непрерывный процесс привлечения инвестиций в обрабатывающих отраслях. Для этого, начиная с 2015 года, предусмотрены налоговые льготы организациям, осуществляющим новое строительство, — в отношении объектов недвижимости с объемом капвложений более 300 млн рублей и используемых для создания обрабатывающих производств», — отметили в департаменте информационной политики правительства Тюменской области.

Механизм поддержки бизнеса тюменские чиновники видят таким: максимальная господдержка должна оказываться инвесторам на стадии инвестирования и строительства с поэтапным переходом от предоставления полного пакета налоговых преференций к частичному освобождению от уплаты налогов при переходе к стадии промышленной эксплуатации. «При этом эффективность практики предоставления налоговых льгот находится под постоянным контролем. Ежегодно проводится оценка социальной и экономической эффективности предоставления налоговых льгот», — подчеркнули в департаменте информполитики.

Приложение "Итоги года" газеты "КоммерсантЪ"