Банкротство юридического лица - это еще не банкротство бизнеса в целом! Комментарий Анастасии Тайшиной, опубликованный на портале "Делового Квартала"

Компания «Клосс сервисез корпорейшн» банкротится. Один из старейших поставщиков компьютерной техники в Екатеринбурге свернул дистрибуцию и розницу. Ее совладелец видит выход в онлайн-торговле.

Иск о своем банкротстве сеть «Клосс сервисез корпорейшн» подала в конце декабря 2013 г. Рассмотрение запланировано на 27 февраля. В арбитраже компания заявила, что не может погасить долги — 239,3 млн руб. По словам Виктора Шебалина, совладельца и гендиректора «Клосса», решение о банкротстве было принято из-за отрицательных финансовых результатов и невозможности быстрого погашения долгов (компания кредитовалась в Уральском банке реконструкции и развития):

«В 2013 г. розница серьезно просела. Мы ставили на Москву и Петербург, но вложения не успели окупиться: розничные точки, офис и склад в Москве мы закрыли. Из-за снижения доходности компания нарушила условия соглашения с УБРиРом по соотношению долга к EBITDA, и банк потребовал досрочно погасить кредиты. Кредиты пришлось выплачивать акционерам, которые выступали по ним поручителями», — рассказал он «ДК».

Кроме того, в конце 2013 г. «Клосс» закрыл последние магазины и в Екатеринбурге: 23 декабря — в ТЦ «Кит», 30 декабря — на ул. Гагарина.

По словам г-на Шебалина, кредиты пришлось досрочно погасить:

«Мы можем быть согласны или не согласны, но факт в том, что банк по договору имел право потребовать досрочного погашения кредита, он его и потребовал. Чтобы расплатиться, пришлось вынуть деньги из оборота и срочно продать всю заложенную недвижимость. Без оборотных средств, залогов, кредитов этот бизнес в прежних масштабах существовать не может».

В УБРиРе между тем подчеркнули, что придерживаются иной точки зрения. Как пояснила «ДК» Ольга Дрововозова, руководитель дирекции продаж корпоративных продуктов УБРиРа, досрочного погашения банк не требовал:

«Более того, мы предложили клиенту реструктуризацию долга — послабление по графику платежей, с которым он согласился».

Г-жа Дрововозова отметила, что долги были оплачены без отвлечения оборотных средств «Клосса»:

«Когда стало ясно, что бизнес оказался неэффективным и компания не может найти источников, чтобы погасить задолженность, было принято совместное решение о продаже недвижимости, которая находилась в залоге у банка. То есть кредит был закрыт без отвлечения оборотных средств, а, следовательно, влияния на финансовое состояние компании оказать не мог».

Виктор Шебалин говорит, что долг «Клосса» перед УБРиРом составлял около 180 млн руб. После погашения банковских кредитов компания осталась должна своим учредителям (имена учредителей г-н Шебалин не назвал). Эта сумма и составляет основную часть долга, указанного в заявлении о банкротстве. Еще 59 млн руб. — обязательства перед другими кредиторами и поставщиками. На сайте свердловского арбитража есть сведения о более чем десяти исках к «Клоссу», поданных в 2013 г. Суммы от 0,5 до 4,5 млн руб., в исках говорится о невыполнении договоров поставки.

«Эти коммерческие сделки я комментировать не могу», — отметил г-н Шебалин.

Юристы считают, что на «Клоссе» рано ставить крест. 

Анастасия Тайшина, эксперт Центра структурирования бизнеса и налоговой безопасности - taxCOACH:

Банкротство юридического лица - это еще не банкротство бизнеса как такового, хотя тоже не положительный фактор. Как правило, самостоятельное заявление о своем банкротстве подается в условиях наличия большинства "своих" кредиторов, чтобы сохранить бОльшую часть активов в бизнесе. Плюс - кто подает заявление, тот и предлагает кандидатуры арбитражных управляющих. А это тоже контроль над всем процессом. Очевидно, что оставшиеся жизнеспособные направления деятельности нужно осуществлять в рамках других юридических лиц, что избавит их от фактической ответственности по "банкротным" долгам. Это нормальная практика в современных условия: не складывать все яйца в одну корзину. Однако при этом никто не исключает субсидиарной ответственности руководства, если имелись реальные факты злоупотреблений с их стороны, создающие условия для ущемления интересов кредиторов.

Виктор Шебалин подтверждает, что не рассчитывает на денежную компенсацию:

«Учредителям ничего в процессе банкротства не достанется, кто бы ни контролировал процесс. В том числе и лично мне. Когда учредители рассчитывались по обязательствам предприятия личным имуществом, они уже хорошо понимали, что вряд ли получат компенсацию».

Из материалов суда следует, что в качестве арбитражного управляющего «Клосс» предложил кандидатуру Юрия Ушакова, члена НП «Московская саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих». Г-н Шебалин отмечает, что с ним не знаком:

«Процедурой банкротства занимается юридическая компания, они выбирали управляющего. С управляющим я не знаком, ни разу не встречался. Как учредитель, я кредитор последней очереди, который ничего не получит в процедуре банкротства, поэтому я ничего особенного от арбитражного управляющего не жду. Как директор предприятия я планирую с ним сотрудничать в рамках законодательства».

Теперь в компании делают ставку на Интернет (ее онлайн-магазин www.kloss.ru работает с 2012 г.) и корпоративные продажи. Они выведены в отдельное юрлицо — ООО «Клосс Компьютер». Анастасия Тайшина называет действия г-на Шебалина закономерными:

«Очевидно, что оставшиеся жизнеспособные направления нужно продолжать в рамках других юрлиц, это избавит их от фактической ответственности по «банкротным» долгам. Это нормальная практика в современных условиях: не складывать все яйца в одну корзину».

Стратегическими планами обновленного «Клосса» Виктор Шебалин не делится. Говорит, что отношения с новыми-старыми партнерами пока натянутые:

«Мы занимались мультибрендовой дистрибуцией — поставляли практически все компьютерные бренды, имеющие заметную долю на российском рынке. На хорошие отношения с поставщиками и производителями влияют, в первую очередь, большие объемы продаж. Сейчас закупок в прежнем объеме нет, поэтому и отношений прежних нет. Можно только сказать, что поставщики с пониманием отнеслись к нашей ситуации, хотя и радости особой она у них не вызвала».

Участники рынка подтверждают, что продажи компьютерной техники упали.

«Снижение продаж компьютерной техники — это общемировой тренд, и Россия не исключение. Торговать только компьютерами и комплектующими сегодня невыгодно — это низкомаржинальный продукт», — говорит Анна Трофимова, представитель сети Мedia Markt.

По ее словам, рынок Екатеринбурга отличается высокой конкуренцией — представлено большое количество как онлайн-, так и офлайн-игроков:

«Последние, испытывая давление со стороны интернет-магазинов, развивают собственные онлайн-направления. Перспективной представляется мультиканальная стратегия, объединяющая офлайн- и онлайн-торговлю».

С ней согласен и Дмитрий Пивоваров, директор по развитию E96.RU:

«Процесс идет в оба направления. Одновременно с тем, что крупнейшие офлайн-сети развивают интернет-подразделения, онлайн-магазины стараются открывать офлайн-точки обслуживания покупателей».

Станислав Беглов, генеральный директор LOGO.RU и NORD24.RU, отмечает, что ситуация «Клосса» не уникальна:

«Растут продажи смартфонов и планшетов, но с учетом падения спроса на ПК, ноутбуки и обычные мобильные телефоны динамика этого рынка не такая и позитивная. Волатильность высокая. Когда рынок растет в разы ниже прогнозов (а это именно так) — это не меньшая проблема, чем если он падает (товар произвели, а продать не удается). При этом нарастает конкуренция».

Он называет «цифру» скоропортящимся товаром:

«Быстрая смена моделей, снижение цен на старые, очень короткий жизненный цикл. Чуть что — цена резко уходит вниз, и залежавшийся товар оборачивается страшными убытками. Как только рынок резко качнулся вниз, все обнаружили, что «перетарились». Это холодильники можно полгода распродавать по той же, старой цене. А «перетарку» по цифре приходится продавать в убыток. То есть, ладно бы обороты так уже не растут и даже где-то падают — еще и заработка нет, а чаще — просто убыток.

Кроме того, «цифра» — это подарок, пусть даже себе любимому. Россия — страна, где на душу населения покупалось больше всего телефонов, и покупались они чаще, чем во всем мире. Кризис уже ощущается в потребительском секторе, это факт! Это значит, что в головах у населения включается настрой на экономию: «Еще не то чтобы денег нет, но будут ли завтра — не очень понятно, так что нужно аккуратнее». И в первую очередь начинают отказывать себе в подарках, необязательных вещах».

Г-н Беглов полагает, что рынок ожидает резкая консолидация:

«Выживут крупные игроки — места для всех просто нет. И, кстати, не факт, что они будут покупать кого-то из мелких, скорее — многие просто уйдут. Мы это уже проходили в 2008-2009 гг.: ушли «Мир», «Кардинал», ослабла «Техносила». Они ушли и дали глотнуть оставшимся воздуха. Но сегодня и этот воздух кончился. С этой точки зрения «Клосс» просто в тренде».

Дмитрий Пивоваров продолжает:

«На рынке идет серьезная конкуренция с федеральными сетями, которые могут предложить лучшую цену за счет объемов. Локальным игрокам в этой борьбе приходится очень тяжело. Вспомните, еще несколько лет назад в Екатеринбурге практически на каждом шагу были небольшие компьютерные магазины, а сегодня, в основном, остались только крупные сети».

По его словам, акцент на интернет-торговле для «Клосса» может стать неплохим выходом из положения.

«Главное — найти ту модель продаж, которая позволит снизить операционные затраты», — заключил г-н Пивоваров.

Журнал "Деловой Квартал"