Финансовый контроль бизнеса: банки хуже налоговиков

В ходе структурирования бизнеса в обязательном порядке должны учитываться все внешние факторы, влияющие на успешность жизни будущей модели. Один из наиболее важных — взаимодействие компаний с банком и банковский контроль. Ведь, с одной стороны, без расчётного банковского обслуживания в наше время не сможет обойтись ни один хозяйствующий субъект, а с другой, при открытии счетов и настройке отношений с банками необходимо учитывать все более возрастающий с их стороны контроль за финансовыми потоками клиента и заключаемыми им сделками, особенно если речь идет о группе компаний.  

В последнее время эта сфера небезосновательно вызывает у собственников бизнеса особое беспокойство. С учетом недавних изменений, внесенных в Федеральный закон от 07.08.2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (далее 115-ФЗ), о которых уже немало говорилось ранее, банк получил право запрашивать практически любую информацию о фактах хозяйственной деятельности своего клиента, структуре его бизнеса, выгодоприобретателях и т.д. А при непредоставлении таковой блокировать счет или отказывать в банковском обслуживании. В этой связи бизнес все чаще начал сталкиваться с ограничениями деятельности со стороны банков: в части проведения расчетов, снятия наличных и т.д.

Рассмотрим основные проблемные моменты, с которыми сталкивается большинство компаний, выстраивающих свою деятельность в рамках группы субъектов с целью обеспечения безопасности собственников и бизнеса, что не всегда соответствует стремлению банка полностью контролировать финансовую активность клиента:

1) Отношения банка и клиента в свете 115-ФЗ: контроль за клиентами, выявление бенефициаров.

С 2013 г. банки обязали самостоятельно устанавливать всю цепочку реальных собственников денег, размещенных на счетах, а клиентов – предоставлять банкам информацию о своих выгодоприобретателях и бенефициарных владельцах.

Банкам также запрещено заключать договор банковского счета (вклада) с клиентом в случае непредставления им документов, необходимых для идентификации и установления бенефициара.

При этом банки не имеют никакого механизма проверки подлинности предоставленной информации в части реальных бенефициаров и принимают информацию клиентов на веру. 

Однако с учетом того, что с принятием изменений в 115-ФЗ дополнен и перечень оснований для отзыва банковской лицензии в случае неоднократного нарушения банком в течение одного года описанных выше требований, банки с особой тщательностью подошли к выполнению возложенных на них обязанностей.

Это привело к тому, что в последнее время у клиентов, кроме информации о бенефициарах, требуют предоставить следующие сведения (часто достаточно конфиденциального характера и напрямую не касающиеся взаимоотношений банка и компании):

  • Всю информацию и документы (договоры, счета-фактуры, накладные и т.д.) по сделкам, кажущимся банку сомнительными или превышающими сумму по расчётам в 600 000 руб. (порог для контроля движения средств Росфинмониторингом);
  • Все документы, подтверждающие, куда именно потрачены наличные средства клиента, снятые с расчётного счета в банке; 
  • Налоговые декларации для сопоставления их с размером уплачиваемых клиентом налогов или, если налоги уплачиваются с другого расчётного счета клиента, — запрос также и платежных поручений на уплату налога из другого банка, то есть проверка добросовестности клиента с точки зрения уплаты налогов (что абсолютно не касается отношений клиента и банка, но дает банку возможность отстоять свои интересы при возникновении к нему вопросов и подтверждении хорошей репутации своего клиента).
  • Некоторые банки, кроме документов, запрашивают подтверждение данных в виде явки указываемых в качестве бенефициаров лиц в банк.
  • Еще более своеобразным выглядят требования о предоставлении сведений о бенефициарах, рассылаемые индивидуальным предпринимателям, которым предписывается при отсутствии иного указывать в качестве собственного бенефициара себя самого. 
  • При оплате иностранному поставщику  банк обязан проверить факт уплаты «таможенного» НДС, что является косвенным доказательством реальности сделки и обоснованности перечисления денежных средств зарубеж.

Кроме того, банки запасаются даже информацией о целях деятельности клиента, количестве и видах планируемых операций по счёту, суммах предполагаемых операций по снятию наличных средств, об основных контрагентах, плательщиках и получателях средств клиента. Все чаще начинают запрашивать даже отзывы о компании других клиентов банка или банков, где компания обслуживалась ранее.

Очевидно, что большинству компаний такие требования кажутся абсурдными, ведь банк даже не является контролирующим органом и его требования кажутся безосновательными. При этом без банковского обслуживания организация существовать не может, а значит рано или поздно ей придётся в каком-то объёме предоставлять запрашиваемые сведения. Поэтому рекомендуем тщательно продумывать объём и вид предоставляемой банку информации. В большинстве случаев это необходимо для соблюдения банковских формальностей, и при минимальном выполнении требований банк сочтёт свою проверочную миссию выполненной.

Такой плотный контроль связан в том числе и с тем, что и сами банки проверяются на выполнение требований по сбору максимального объёма информации о своих клиентах. Так, например, в Методических рекомендациях по проведению проверок работы кредитных организаций по выявлению, фиксированию и направлению в уполномоченный орган сведений по операциям с денежными средствами в наличной форме, подлежащим обязательному контролю (Письмо ЦБР от 10 января 2007 г. № 1-Т) предписывается проверять фиксацию банками всех случаев поступления или расходования со счета компании-клиента банка денежных средств на сумму, превышающую 600 000 руб. (если операция не соответствует обычной хозяйственной деятельности организации). По таким операциям банками ведется отдельный учёт. При этом должны быть сопоставлены источники поступления наличных и цели расходования в дальнейшем этих денежных средств с целями деятельности юридического лица.

Для установления целей деятельности банк анализирует учредительные документы организации, ее лицевые счета, назначение сумм платежей и т.д.

При несоответствии операции деятельности компании данные должны быть переданы в Росфинмониторинг, а зачисление или трата денежных средств признана сомнительной, что может повлечь в том числе и приостановление операций по счетам компании в случае отсутствия пояснений о сути сделки.

Исходя из такой методики работы по подобным операциям, становится понятной причина все увеличивающегося объёма информации, запрашиваемого банком по каждому клиенту. 

К тому же, Банк России снизил порог вовлеченности в сомнительные сделки банков (к которым относятся в том числе и сделки по снятию наличных средств юридических лиц и ИП) с 5 млрд. руб. или с 5% от дебетового оборота клиентов банка до 3 млрд. руб. или 4% от оборота в квартал (1), что влечёт для банка более пристальное внимание к нему Центробанка, вплоть до ежедневного мониторинга отчётности. В связи с этим вполне понятна все более усиливающаяся тенденция не выдавать наличные денежные средства с расчётных счетов, особенно ИП на личные расходы, которые невозможно проконтролировать в крупных суммах, и склонность всячески этому препятствовать: запрашивать множество документов, держать на особом контроле, устанавливать лимиты по корпоративным и личным картам  и т.д. 

(1) см. Письмо Банка России от 21.05.2014 г. № 92-Т « О критериях признаков высокой вовлеченности кредитной организации в проведение сомнительных безналичных и наличных операций»

Таким образом, ЦБ контролирует и держит в страхе банки (ведь пристальный контроль к ним регулятора в последнее время завершается лишением лицензии), а банкам ничего не остаётся, как доводить до абсурда работу с клиентами, зачастую теряя не худшую их часть. 

Наиболее пристальным вниманием при этом банки одарили индивидуальных предпринимателей, поэтому о них следует упомянуть отдельно. 

2) Банк и индивидуальный предприниматель

Форма ИП для ведения деятельности или передачи ему части вспомогательных функций в группе компаний выбирается, как правило, в связи с возможностью беспрепятственного доступа к наличным средствам ИП после их налогообложения. Это, например, позволяет оформлять получение дохода от бизнеса собственника как альтернативу дивидендам или выплачивать вознаграждение ключевому сотруднику, функция которого отделена от основной компании. 

Однако объяснить банку, что целью ИП при открытии счета в банке с намерением периодически снимать наличные средства или тратить их на личные нужды не является обналичивание становится все более затруднительно. Банки все чаще стараются или отказать ИП в открытии счёта, или лимитировать объём средств, которые он может снять, или требуют поддерживать большой неснижаемый остаток на счёте. 

С учетом описанного выше порога по сомнительным сделкам, после превышения которого банк попадает под пристальный контроль Банка России, нежелание работать с ИП также становится понятным. 

Поэтому даже если вы собственник компании, который одновременно выполняет функции ИП-управляющего, и получаете вознаграждение в виде процента от выручки (что абсолютно соответствует деловому обороту) или получаете роялти за использование товарного знака, нужно быть готовым к тому, что рано или поздно (скорее рано) банк потребует разъяснений об источниках получения подобных сумм, порекомендует не снимать их в полном объёме со счета, запросит документы, подтверждающие уплату налога с дохода и т.д. И нужно понимать, что в ситуации, когда банкам вменили в обязанность фактически выявлять обналичников и отказывать им в банковском обслуживании,  спорить с ними практически бесполезно. Банку проще отказать ИП в обслуживании, чем подвергать себя риску отзыва лицензии или применении иных санкций Центробанком.

Отдельно следует сказать и о финансовой составляющей обслуживания ИП. Если раньше, как правило, снятие наличных обходилось ИП в 1% от суммы, то теперь процент вырос в среднем до 2 —3%. При этом банки устанавливают месячные и квартальные лимиты снятия наличных (в среднем не более 1 млн. руб. в месяц), что не всегда может соответствовать потребностям и целям бизнеса.  

Более того, банк вправе установить персональный лимит по снятию наличных, даже если изначально его не было, что признается соответствующим законодательству и судебной практикой (см. например, Постановление ФАС Центрального округа от 28.09.2012 г. по делу № А62-530/2012). 

Однако, если доходы ИП имеют под собой реальный бизнес-процесс, экономически обоснованы, и в модели группы компаний он не является искусственным источником получения наличных — наладить взаимоотношения с банком, конечно, получится, хотя и потребует определенных затрат времени с предоставлением документов и разъяснений. К этому нужно быть готовым заранее еще при моделировании новой структуры бизнеса. 

В любом случае эти временные затраты нужно учитывать при перестройке или создании группы компаний, при перераспределении ролей в группе. Любое построение гибкой и устойчивой модели, способной решать все запросы бизнеса, требует долгой и трудоёмкой настройки и согласования в том числе и с банками, в которых бизнес будет обслуживаться. 

Стоит также отметить, что при доступе к информации, накопленной банком, налоговых органов,  потенциал информированности (с учетом уже имеющихся информационных баз с информацией о налогоплательщице, например, АИС Налог) становится еще более внушающим, что приводит к необходимости еще более грамотно и основательно подходить к проектированию любой структуры бизнеса.

Обсудить материал с автором...

Другие наши материалы Вам в помощь: 

1. Налоговая нагрузка увеличится, и, что бы не говорили, налоговый контроль станет жестче (ВИДЕО)

2. Стартап "в законе"! Как упаковать новый проект и обеспечить прикрытое владение?

3. Что нужно учитывать при проектировании Группы компаний и как прикрыть владение бизнесом (ВИДЕО)

4. Перекрестное владение в ООО - способ обеспечения владельческого контроля

5. Соглашения акционеров и другие способы бесконфликтного сосуществования собственников

6. Дополнительные права участников Общества как возможность отражения особенностей управления и взаимоотношений сособственников