Интервью с Ярославом Савиным, руководителем Центра taxCOACH®, на РБК-ТВ и Malina.am: почему согласно обещанию Путина плановых проверок бизнеса стало меньше, но нагрузка на предпринимателей от этого не уменьшилась?




Генеральная прокуратура России сформировала ежегодный план проведения проверок юридических лиц и индивидуальных предпринимателей на 2015 год. Согласно документу проверки будут проведены в 400 тыс. компаний. В Свердловской области  прокуратура проверит около 8,5 тысяч организаций, среди них «МРСК Урала», «Уралбизнесгаз», «Регионснаб», Сталепромышленная компания и другие. В первую очередь ревизоры будут смотреть, как предприниматели соблюдают трудовое и земельное законодательство, а также закон в сфере торговли и рекламы.


Екатерина Дегай: Ярослав, добрый день. Генпрокуратура представила план проверок бизнеса на 2015 год. По всей стране проверят 400 тысяч, в Свердловской области — 8500 предприятий. Это больше это или меньше, чем в прошлом году?

Ярослав Савин: По нашим сведениям, будет проверка порядка 5500 предприятий, тут цифра немного завышена. В прошлом году было около 9000, в позапрошлом году — порядка 15 тысяч проверок. И я подчеркну, что речь идёт о именно плановых проверках, тех, которые по закону о защите лиц предпринимательской наружности от государственного контроля должны согласовываться с прокуратурой и в обязательном порядке публиковаться на сайте каждой региональной прокуратуры.

ЕД: Вы, наверное, неслучайно подчеркнули, что речь идёт о плановых проверках, потому что, видимо, внеплановых меньше не становится?

ЯС: Вообще закон сам по себе достаточно популистский, потому что он нормирует количество именно плановых проверок и говорит о том, что предприятие можно проверять раз в три года. Более того, что он не касается ни оперативо-розыскной деятельности, ни налоговых проверок, ни антимонопольной службы, ни Росфинмониторинга в части противодействия легализации и отмыванию денежных средств, добытых преступным путём. Он не нормирует количество внеплановых проверок. Между тем, внеплановые проверки проводятся, например, по любой жалобе гражданина или если у самого контролирующего органа есть информация из открытых источников о том, что совершается правонарушение, и можно проверять такое предприятие без ограничений хоть каждый день. 

ЕД: Свежая информация: Роспотребнадзор с 23 января сможет проводить внезапные проверки. То есть если раньше нужно было предупреждать о проверке хотя бы за сутки, то теперь можно просто приходить и проверять. 

ЯС: Да, действительно, о плановых проверках нужно предупреждать за три дня, о внеплановых — за сутки. Роспотребнадзору даны права являться без предупреждения. Но в действительности Роспотребнадзор всегда был этакой всероссийской палицей. Он умудряется даже с прокуратурой быть несогласным в части собственных проверок, что в принципе удивительно.

ЕД: Когда в бюджете не хватает денег — а их очевидно не хватает, — бизнес в первую очередь опасается, что проверок будет максимальное количество, чтобы пополнять бюджет. Произойдёт ли это в нынешнем году?

ЯС: Статистику за 2014 год наша аналитическая служба ещё не подводила, мы сделаем это только к февралю. В 2013 году было наложено порядка 700 миллионов штрафов, что на 170% больше, чем в 2012 году, и эта тенденция только усиливается. Штрафы действительно становятся бюджетообразующими. 

Кроме того, нужно понимать, что закон о защите лиц предпринимательской наружности регулирует  только момент назначения проверки. А когда проверяющим обнаружено правонарушение, этот закон исчезает и на сцену выходит кодекс об административных правонарушениях. Вся дальнейшая процедура идёт по кодексу об административных правонарушениях во всей его полноте и жёсткости. Это животрепещущий вопрос, потому что суммы штрафов соразмерны налоговым доначислениям. Есть штрафы в 500, 700 тысяч рублей. Кроме того, контролирующие органы облачены полномочиями приостанавливать деятельность предприятий — офис  физически опечатывается, и лица туда не допускаются. Могут отозвать лицензию, а для некоторых видов деятельности это парализующий фактор. Есть даже принудительная ликвидация. При этом порядка 75% административных правонарушений, которые проходят через суды, удовлетворяется в пользу контролирующих органов. А оспорить удаётся не более половины — по состоянию на 2013 год 49%, по предварительным данным за 2014 год это будет порядка 44-45%. То есть оспаривать решение тяжело, а привлекают к ответственности легко.

ЕД: При этом мы помним, что в послании Федеральному Собранию Владимир Путин отдельно обратил внимание на то, что давление на бизнес необходимо уменьшить, в том числе за счёт надзорных каникул, и если предприятие не имело нареканий в течение трёх лет, то следующие три года проверки можно не проводить. С другой стороны, они и так проводились раз в три года. Это что, популизм?

ЯС: В смысле давления на бизнес послание президента вообще прикольное. То же самое касается налоговых поправок: к 1 августа разработать положение о том, что налоговых изменений не будет до 2018 года. То есть сначала мы до 1 августа всё реализуем — напомню, что 2014 год был самым плодовитым на новые поправки, — а потом пообещаем ничего не менять; классный подход.

Да, действительно, президент не уточнял, о каких проверках идёт речь. Конечно, нормировать нужно только плановые проверки, о внеплановых проверках, скорее всего, речь не идёт. Но по закону №294-ФЗ «О защите юридических лиц и предпринимателей от госконтроля» проверки и так проводятся раз в три года, которые отсчитываются либо от начала деятельности, либо от последней поверки.

ЕД: 25 декабря Совет Федерации одобрил создание единого федерального реестра проверок — это была реакция на послание президента. Идея такова: ведомства, которые могли дублировать друг друга в проверках конкретного предприятия, должны перестать это делать, и вроде бы бизнесу должно стать чуть легче. Поможет ли на самом деле единый реестр?

ЯС: Это из той же оперы: движуха ради движухи. На сайте областной прокуратуры, лежат файлики по годам — планы проверок. Они разделены по категориям проверяющих органов. Под закон планируемых и регулируемых проверок попадает небольшое количество органов, они в принципе не могут друг друга дублировать. Они разбиты по категориям органов, и можно посмотреть: если вы нашли себя в двух органах, укажите на это прокуратуре, и откуда-то вы будете исключены. 

ЕД: А зачем тогда это всё нужно?

ЯС: Главное достоинство единого реестра будет заключаться будет в сводной информации не только о планах на проверки. Самое главное, что там будут и результаты проверочных мероприятий. Вот я вам сказал, что в прошлом году было проведено 9000 проверок, но чем они закончились, мы не знаем. После объединения арбитражных судов и судов общей юрисдикции в одно увидеть эту статистику невооружённым взглядом будет ещё сложнее. Её можно посчитать только руками, что очень тяжело.

ЕД: Хочется закончить разговор практическими советами для бизнеса, для тех, кого уже ждёт проверка. На какие нюансы стоит обратить внимание?

ЯС: Прежде всего, на формальные основания для признания результата проверки недействительным. Их немного, они в основном касаются сроков: срока предупреждения о предстоящей проверке, нарушения критериев количественности проверки, нарушения сроков предоставления для возражений на результаты проверки. Всё это является основанием для признания результатов проверки недействительными. На это нужно жаловаться в суд либо вышестоящий орган. 

ЕД: То есть нужно очень внимательно относиться к самой процедуре проверки ,и если есть где-то неточность…

ЯС: Только в сроках. Всё остальное практического значения не имеет, потому что сама процедура проходит не по закону 294-ФЗ, а по КоАПу, а там регламент довольно чёткий, и формальных оснований для отмены решений практически не существует, примерно так же, как в налоговых проверках — там тоже есть всего два обстоятельства, исключающих привлечение за нарушение: срок для возражений и срок давности для привлечения к ответственности. Всё остальное — так.

Телеканалы РБК в Екатеринбурге и Malina.am