Ключевые законы для среднего бизнеса в авторской колонке Ярослава Савина для журнала "Бизнес и Жизнь"

Совместно с редакцией журнала мы подобрали для вас самые горячие темы, объединенные общим лозунгом "Все о налоговой безопасности человеческим языком". Хотя, сказать по правде, разговор пойдет не только о налоговой оптимизации и налоговом контроле. Мы затронем также инструменты регулирования отношений между собственниками, защиты активов, скрытого владения бизнесом и т.д. В общем, все то, что входит в нашу авторскую концепцию "Безопасной Бизнес-Платформы"

Журнал "Бизнес и Жизнь" ноябрь 2013 года 

Неотвратимы, как известно, только две вещи - смерть и налоги. С первой, пожалуй, ничего не поделаешь, а как быть со второй - раз в месяц будет рассказывать назначенный главным налоговым инспектором "БЖ" Ярослав Савин.

ПЛЮЩЕЛОВКА БУДЕТ Э-ГЕ-ГЕЙ

Большинство предпринимателей, особенно сегмента В2В, с которыми мы общаемся, сходились во мнении, что к осени 2013-го разразится очередной кризис и все схлопнется. Этого пока не произошло, но дефицит бюджета никуда не денешь, региональные бюджеты тоже трещат по швам и даже есть кандидаты на банкротство. А ликвидация дефицитов, как известно, требует и собираемости налогов. И если при Медведеве в российские законы вносились изменения, которые позволяли бизнесу дышать глубже и ровнее. В том числе, они касались и налоговой сферы. То сейчас же все сворачивается обратно и, более того, вводятся новые требования и правила, ужесточающие контроль за бизнесом. Вывод напрашивается сам собой: плющеловка будет эге-гей. Этого не надо боятся, но надо понимать и надо готовиться.

Многие вещи проходят очень незаметно, в налоговой сфере подготовка новых законов и поправки к существующим принимаются «в тишине». И пока жареный петух по голове не клюнет – бизнесмены не обратят на них внимание. В первую очередь, речь идет о 134-ФЗ – законе «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части противодействия незаконным финансовым операциям». Как он болтался в Думе мы наблюдали с декабря прошлого года, в мае на саммите G8 Путин во всеуслышание заявил, что мы как раз принимаем закон о раскрытии конечного бенефициара, и вот, к концу июня 134-ФЗ прошел сразу два чтения. На дворе ноябрь: некоторые о нем даже не слышали.

Все, что касается бенефициаров, - это, может быть, и не самое первое, о чем имеет смысл говорить, хотя попытка ввести механизм такого раскрытия именно через банки - гениальна на мой взгляд. В целом же 134-ФЗ вносит поправки, не много не мало, в 22 закона. В нем есть такие прозаические вещи, как изменения по части налогового контроля. Теперь, между делом, камеральные проверки стали очень похожи на выездные. Название «камеральная» - от итальянского слова «камера» (комната), что само по себе означает, что она проходит по месту нахождения налогового органа. Сейчас же ассортимент средств разнообразился: можно проводить допросы свидетелей или делать осмотры помещений. Если речь, предположим, идет об экспортном НДС, инспектор может прийти и осмотреть склад, допросить ваших сотрудников. Раньше это было возможно только в рамках выездной проверки.

В Налоговый кодекс внесено очень много разных поправок, которые, в первую очередь, долбанут по среднему бизнесу. К примеру, есть такая интересная вещь: законом установлена возможность взыскивать недоимки с дочерних и материнских компаний. Допустим, в структуре бизнеса есть компания, на которой имеются долги по налогам, и выручка пускается в обход. Если этот факт становится известен, налоговый орган может прийти хоть к «маме», хоть к «дочке», и взыскать с них налог за должника. К счастью, перечень условий для этого - закрытый и прямо перечислен в Налоговом кодексе.

Более того, в законе «О банкротстве» теперь сформулированы условия, когда за должника-банкрота взыскания можно обращать на учредителя, то есть на физическое лицо. Причем критерии сформулированы таким образом, что практически в каждом случае учредителя можно привлечь к субсидиарной (дополнительной) ответственности. Например, к перечню поводов отнесена неполнота ведения бухгалтерского и налогового учета. Но, честно говоря, бухучет редко когда ведется идеально - это уж исключительные случаи, если докопаться не к чему. Поэтому сейчас любой бизнесмен, учреждая компанию, рискует тем, что в какой-то кризисной ситуации к нему как физлицу конкурсным управляющим будут предъявлены требования через суд, и суд взыщет с него, как с должника, все его яхты, машины и квартиры.

В Уголовном кодексе исправлены недочеты по статьям, связанным с так называемой «обналичкой». Правильный уголовный состав - прямой рычаг влияния на стоимость «обналички», а увеличение стоимости «обналички» – один из механизмов борьбы с проблемными контрагентами, фирмами-однодневками. Эта статья введилась два года назад, но до сей поры была так смешно сформулирована, что реально привлечь кого-то збыло невозможно. Теперь формулировки рабочие.

Следственный комитет у нас тоже не дремлет. В частности, их очень сильно озадачивает, что количество дел по уклонению от уплаты налогов значительно снизилось. Это произошло в связи с новым порядком возбуждения уголовных дел по налоговым преступлениям, который действует уже второй год. Напомню, что сейчас уголовное дело нельзя возбудить без предварительной налоговой проверки. Если оперативные сотрудники нарыли какие-то материалы, они должны их передать в налоговый орган, он проводит внеплановую выездную проверку, результаты отправляются в СК и на их основании принимается решение, возбудить уголовное дело или нет.

На федеральную налоговую службу и инспекции от оперативных подразделений поступает много жалоб, потому что часто бывает так: следователям может что-то привидеться, а инспекторы после выездной проверки сообщают: «Нарушений нет». Отсюда правоохранители делают вывод, что, может быть, налоговики просто договорились с бизнесменами? Но им и в голову не приходит, что они некомпетентны в вопросах неуплаты налогов.

Так или иначе, Следственный комитет «подсуетился» и в конце октября в Госдуме появился законопроект, который возвращает старый порядок возбуждения уголовных дел по налоговым преступлениям, без проведения выездной налоговой проверки инспекторами.

К любопытному относятся также поправки в закон «О банках и банковской деятельности», согласно которым банки теперь обязаны в трехдневный срок предоставлять данные о счетах не только юридических, но и физических лиц. Одновременно в Налоговом кодексе появилась поправка, что инспекция имеет право запрашивать у третьих лиц информацию даже вне рамок налоговых проверок, и все это подработано под автоматизированный обмен информацией. Если сейчас банки в курсе, по каким клиентам были запросы, и в случае чего могут предупредить своего резидента, то в условиях автоматизации информация к клиенту банка будет попадать гораздо реже.

Если глобально подвести черту, очевидно: все усилия по-прежнему прилагаются не с тем, чтобы ликвидировать проблемы: ведь бизнес ищет пути налоговой оптимизации не потому, что там собрались одни негодяи, а потому что по-другому во многом не получается, - а лишь с тем, чтобы построже наказать.