НДФЛ - в расход. Статья руководителя аналитической службы Центра taxCOACH® Артема Мажетова в журнале "Эксперт-Урал"

Налоговые органы отдельных регионов начали анализировать расходы граждан и на этом основании доначислять НДФЛ. Если такая практика получит распространение, налоговая нагрузка на семейные бюджеты граждан резко возрастет

Центр структурирования бизнеса и налоговой безопасности taxCOACH® проанализировал судебную практику взысканий НДФЛ и обнаружил интересный прецедент совместных действий белгородских судов и ФНС. При стечении определенных обстоятельств, он может вылиться в неприятный для налогоплательщиков тренд. О детялях этой практики и возможных последствиях ее распространения «Э-У» рассказывает руководитель аналитической службы taxCOACH® Артем Мажетов.  

Суд да налог

— Мы обратили внимание на тот факт, что территориальные органы ФНС в Белгородской области начали  самостоятельно рассчитывать и доначислять НДФЛ, основываясь не на доходах, а на расходах граждан, а точнее исходя из превышения сумм расходов над суммами задекларированных доходов. Налогоплательщики естественно находят это несправедливым и активно этому сопротивляются, обращаясь в суды. Последние, что самое интересное, активно поддерживают ФНС: из почти 200 дел, дошедших до суда, около 130 разрешились в пользу государства.   

Такая активность и солидарность исполнительной и судебной ветвей российской власти в отдельно взятом субъекте федерации наводят на определенные мысли. А что если в Белгородской области проходит эксперимент по внедрению новой практики борьбы с уклонением от уплаты НДФЛ? Ее, кстати, уже берут на вооружение во Владимирской области.   

Давайте разберемся, на чем строится эта практика. Одним из первых судебных актов Белгородского областного суда по взысканию НДФЛ подобным образом было апелляционное определение от 20.08.2013 года по делу № 33-2588. В нем налоговики предъявили обоснованные претензии к физлицу, которое приобрело, судя по всему, дорогостоящий земельный участок при полном отсутствии задекларированных доходов. До суда попыток разрешить проблему налогоплательщик не предпринимал, в ходе процесса он предъявлял неубедительные аргументы: бездоказательно ссылался на доходы в других субъектах РФ и на действия по поручительству кооператива, в котором состоял. Суд поддержал действия инспекторов.

В ходе этого дела налоговики, очевидно, и апробировали методику поиска уклонистов. Заключается она в том, что ФНС получает сведения из ГИБДД и Росреестра о приобретении дорогостоящей недвижимости и транспорта. Полученная информация сверяется с базой данных безработных, полученной из Департамента по труду и занятости населения. На выходе — список лиц, не имеющих доходов, но активно вкладывающихся в материальные ценности.   

Все вышеуказанные обстоятельства наводят на мысль: будь у стороны хоть какой-то официальный доход, да еще вовремя составленный договор займа, и ФНС ничего не смогла бы сделать.   

Однако дальнейшее изучение практики Белгородского областного суда показало, что не все так просто. Просматривая документы, мы проследили процесс совершенствования действий судов и налоговиков. В начале налог пересчитали физлицу, у которого вообще ничего не было — ни доходов, ни договоров займа. Потом доначислили, несмотря на наличие договоров займа, затем — несмотря на договор займа и пенсию, следом — не обращая внимания на договор займа, пенсия и зарплату. И вот уже поводом для пополнения бюджета стали совсем не недвижимость и транспорт…   

Казалось бы, достаточно принести в суд договор займа с отметкой о получении денежных средств (некоторые даже свидетелей приводили), и все в порядке: пусть дохода нет, но родственники помогли. Скованные налоговым и процессуальным законодательством госорганы ничего не смогут сделать с этими уловками. Но нет. «Отодвинув» некоторые правовые нормы, суды признавали недоказанным факт передачи денег, либо факт направления именно этих средств на дорогую покупку. Не преминув в некоторых случаях указать, что заимодавцы сами не имеют таких источников доходов, чтобы должить подобную сумму.   

Более того, даже кредитный договор сам по себе не может спасти от доначисления. Ответчику требуется доказать факт оплаты покупки полученными по договору средствами. Если удалось доказать, что на приобретение ценности пошла часть кредитных денег, суд уменьшит размер требований на ее величину.   

Наличие официального дохода так же не исключает гражданина из списка проверяемых. Суды в дальнейшем указывают: «размер доходов не позволяет «скопить денежные средства», которые были необходимы для совершения покупки. 

Внимание: сделка

В поле зрения налоговиков в первую очередь попадает информация о покупке автомобиля и недвижимости (в подавляющем большинстве случаев она автоматически поступает в ФНС). Однако с 2014 года инспекторы стали шире смотреть на расходы, устанавливая круг потенциальных «жертв». Ведь ФНС «охотится» не только (и не столько) за рабочими с серыми зарплатами. Предприниматели, владельцы и управляющие бизнесом — вот целевая аудитория данной практики. 

Другая зацепка налоговых органов — займы юрлицам со стороны учредителей или топ-менеджеров. Получить информацию о них можно, например, в ходе налоговой проверки соответствующей компании. Так, 4 декабря прошлого года Белгородский облсуд вынес апелляционное определение по делу №33-5096/2014, в котором поддержал инспекцию, рассчитавшую налог исходя из займа, выданного гендиректором собственной фирме. При этом предварительно ФНС вычла из суммы официальный доход налогоплательщика (зарплата и пенсия). И в соответствии с уже сформировавшейся практикой суд не поверил доводам налогоплательщика о заемном происхождении средств.   

Вопрос технического обеспечения данной практики ФНС остается открытым. Вероятно,  инспекторы будут обращать внимание на все договоры, так или иначе попавшие в ее распоряжение, позволяющие установить значительные расходы физлица. Таким образом, в зоне риска такие сделки как:

  • приобретение недвижимости и транспорта,
  • приобретение долей в юрлицах, 
  • приобретение акций и т.п.
  • вклады в уставный капитал,
  • вложения в чистые активы,
  • договоры займа, где одна из сторон — юрлицо.
Когда эта волна проверок, доначислений и судебных дел докатится до Урала, сказать трудно. С учетом вектора на ужесточение налогового администрирования гражданам следует готовиться к худшему. Уже мало говорить об «официальном доходе», впору задуматься о новом понятии — «официальные расходы», то есть затраты, для покрытия которых достаточно подтвержденных официальных доходов. 
  
Для бизнеса это может обернуться, прежде всего, взысканием НДФЛ, пени и штрафов непосредственно с собственников и топ-менеджеров. Также не стоит забывать про последствия претензий к работникам. Это может привлечь внимание к вопросу соблюдения законодательства при выплате зарплаты: если сотрудник заявит о наличии денег в «конвертах», это может повлечь привлечение к ответственности за нарушение обязанностей налогового агента и доначисление страховых взносов. 
 
Итак, о чем нужно помнить руководителям бизнеса? (Оставим за рамками обсуждения призывы выплачивать сотрудникам только белые зарплаты).  
 
Законодательством предусмотрены различные инструменты легализации доходов учредителей, руководителей и топ-менеджеров компании. 
 
Это менее привлекательный вариант, нежели вывод денег через «ах каких контрагентов», но наиболее безопасный. Он не чреват налоговыми санкциями для компании и уголовной и имущественной ответственностью для ее собственника. Другое направление мысли — максимальное использование льготных ставок по страховым взносам, которые установлены, например, для ИТ- и производственной деятельности. 
 
Применяемые инструменты, конечно, должны соответствовать бизнес-процессам. Это позволит обосновать их использование в случае налоговой проверки. 
 
И последнее — налоговые органы могут проверять ваши расходы за три предшествующих года. Покупки 2015-го могут стать предметом проверки вплоть до 2018 года.

Эксперт-Урал