Авторская налоговая колонка Ярослава Савина в журнале "Бизнес и Жизнь"




Начиная с августа в журнале "Бизнес и жизнь" с ежемесячной регулярностью начинает выходить авторская колонка руководителя Центра - Ярослав Савина.
Совместно с редакцией журнала мы подобрали самые горячие темы, связанные общим лозунгом "Все о налоговой безопасности человеческим языком". Хотя, сказать по правде, разговор пойдет не только о налоговой оптимизации и налоговом контроле. Мы затронем также инструменты регулирования отношений между собственниками, защиты собственности и т.д. Вообщем все то, что входит в нашу авторскую концепцию "Безопасная Бизнес-Платформа".

БЖ_1_082013.pngБЖ_2_082013.png


Итак, первый выпуск...

Неотвратимы, как известно, только две вещи - смерть и налоги. С первой, пожалуй, ничего не поделаешь, а как быть со второй - раз в месяц будет рассказывать назна­ченный главным налоговым инспектором «БЖ» Ярослав Савин.

КОГДА МЫ ИДЕМ К ВАМ

«Если мы к вам пришли - все равно что-нибудь найдем» - большинство на­логоплательщиков именно так пред­ставляют себе работу налоговых ин­спекций. 

Это так, да не так. На самом деле если к вам пришли, значит, нашли уже. Иными словами, они не просто знают, что у вас что-то можно искать, но знают также, что именно и на какую сумму. На текущий момент существует такая статистика: эффек­тивность налоговых проверок составляет 99,8%. Правда, она составлена по отчетно­сти налоговых органов, но - тем не менее.

Сама выездная налоговая проверка - это, можно сказать, вершина айсберга, процен­тов 15 всех усилий, которые налоговики затрачивают на клиента. 

Все остальное -это подготовка: сотрудники отделов пред­варительного анализа занимаются только тем, что собирают материал о потенциаль­ных кандидатах на выездную проверку. Все это складывается в «папочку», которая по объему, если мы говорим про средний бизнес с оборотом от 200 млн до 10 млрд рублей в год, составляет 80-100 листов. С таким отчетом аналитики идут в выше­стоящий орган и проходят процедуру, на­поминающую защиту дипломного проекта. «Выездникам» остается только собрать кон­кретные доказательства из серии, скажем, допросов сотрудников (в первую очередь уволенных), выписок по счету, «первички».

Есть еще одна прикольная цифра, кото­рая напрямую соотносится с первой - теми самыми невероятными 99,8%: пример­но 80% выездных налоговых проверок так или иначе связаны с однодневками. Это­му есть два нетривиальных объяснения.

С одной стороны, такие схемы отрабатывать достаточно легко - там очень понятный ал­горитм сбора доказательств. А второй мо­мент обусловлен спецификой подразделе­ний: отдел предварительного анализа - это обычно 4-5 человек, и они должны трудить­ся так, чтобы загрузить работой отдел вы­ездных налоговых проверок, который боль­ше в 4-5 раз. Поэтому на сложные схемы пока нет ни времени, ни ресурсов.

Существенно упрощают работу анали­тиков около 20 информационных банков.

Возьмем для примера систему ЭОД (элек­тронная обработка данных). Допустим, ин­спектор Ленинской налоговой хочет прощу­пать контрагентов потенциального клиента: один из них находится во Владике, а дру­гой - в Москве. Раньше ему надо было вый­ти на проверку, написать запрос, отправить по официальным каналам во Владивосток и Москву, получить ответ, а может, и не по­лучить его - это тоже нормальная практика.

А теперь жизнь налаживается. В каж­дой районной инспекции стоит один спе­циально обученный компьютер с систе­мой ЭОД, где можно онлайн посмотреть все данные о регистрации, сколько компа­ний существует по такому адресу, не явля­ется ли директор массовиком-затейником, сдает ли он отчетность и, самое интерес­ное, что он в этой отчетности пишет. Пото­му что если налогоплательщик подает дан­ные, что купил у контрагента на 100 млн рублей, а тот, в свою очередь, сдает отчет­ность, где выручки всего 50 млн, то есть повод для размышлений. Такие данные не имеют веса юридических доказательств в суде, но для предварительного анализа этого достаточно.

К слову, самый простой способ узнать, что вы попали в топ-200 потенциаль­ных кандидатов на выездную проверку: 

к вашим контрагентам приходят запро­сы относительно вашей деятельности. Но подавляющее большинство налого­плательщиков оставляют это без внима­ния. Бывает, к нам приходят клиенты, у ко­торых проверка уже идет полным ходом, мы спрашиваем: «А какой был антураж, что происходило до?» Выясняется, что три раза к разным контрагентам приходили за­просы, налогоплательщику это известно, но почему-то его реакция такова: ну прихо­дили и приходили. Хотя это стопроцентный сигнал к тому, что проводится предвари­тельный анализ и над вами целенаправ­ленно работают налоговики.

Помимо электронных баз они пользу­ются таким простым инструментом, как проверка IР- и МАС-адресов. 

Эту прак­тику с 2011 года ввела Федеральная на­логовая служба, а вслед за ней областные и районные структуры стали требовать от своих сотрудников, чтобы в предва­рительном анализе такие данные были. Казалось бы, тема несвежая, но жизнь показывает, что процентов 90 предпри­нимателей не в курсе, что их контроли­руют и таким образом тоже. И несмотря на то что не всякая налоговая инспек­ция знает, что потом делать с получен­ными от банков и интернет-провайдеров сведениями, есть в Екатеринбурге очень технологичные инспекции. В частности, они смотрят, с каких адресов происходит управление интернет-банком потенциаль­ного кандидата на проверку и его контра­гента в том же Владивостоке, и обнаружи­вают, к примеру, что IР-адрес у них один, то есть напрашивается вывод об аффили­рованное™ этих фирм, вот и весь фокус. На текущий момент уже есть множество арбитражных дел, где налоговые органы в качестве доказательств используют дан­ные по IР- и МАС-адресам.

Почему бизнесмены так легко попадают­ся на этот крючок? 

Потому что, к сожа­лению, совершают одну и ту же ошибку. Кто-то, узнав о том, что налоговые монито-рят IР-адреса, говорит: «Раз так, то я буду еще и с соседнего компьютера заходить». Но компьютеры в одном офисе объедине­ны в одну локальную сеть - соответственно имеют один внешний IР-адрес.

Для кого-то, может, станет еще одной новостью, что в папочку по предвари­тельному анализу также идут и объясни­тельные, которые пишутся на запросы налоговой.

Раньше все это выбрасывалось в макулатуру, сейчас вносится в банк дан­ных. Спросили твоего бухгалтера, поче­му убытки показала, она что-то ответила. В следующем году спрашивают: «Почему убытки показываешь?» А бухгалтер поме­нялся, она же не знает, что предыдущая от­вечала, - и свою легенду сочиняет. Налого­вый орган все это сопоставил: в показаниях путаются, а это тоже косвенный признак того, что не все чисто.

В целом общая методология такова:

у каждого в мешочке есть белые и чер­ные камушки, как только черных становит­ся больше, мешочек снимается - пора выез­жать на проверку.