Полная версия колонки руководителя Центра taxCOACH® Ярослава Савина в свежем журнале "Эксперт-Урал" о возвращении "старого" порядка возбуждения дел по налоговым преступлениям

Ярослав Савин, Руководитель Центра структурирования бизнеса и налоговой безопасности - taxCOACH®:

10 октября Госдума приняла во втором и третьем чтениях законопроект, который, согласно представлениям СМИ, возвращает старый порядок возбуждения уголовных дел по налоговым преступлениям. На деле речь идет об ужесточении уголовного преследования за налоговые преступления.

История вопроса

Для начала рассмотрим историю принятия документа. Законопроект отлеживался в ГД с февраля этого года, видимо, законодатель ждал удобного момента. Накануне второго чтения была распространена информация о том, что президент страны поручит (подчеркиваю, поручит) правительству проработать вопрос повышения порога возбуждения уголовных дел по налоговым составам (статьи 198 и 199 УК), поскольку существующая планка очень низка и не соответствует масштабу цен, сделок и оборотов большинства компаний.  

Зададимся вопросом: что же это за законопроект, который так долго вылеживался и даже потребовал дополнительной смазки перед принятием. Напомню, в соответствии с действующими положениями уголовно-процессуального кодекса основанием для возбуждения уголовных дел по статьям 198 и 199 УК за уклонение от уплаты налогов физическими и юридическими лицами являются материалы налоговых органов (результаты камеральных или выездных проверок), переданные в Следственный комитет в установленном законом порядке.

Этот порядок был установлен в декабре 2011 года при Дмитрии Медведеве накануне его ухода с поста главы государства. Действующие нормы заместили предыдущее положение дел, при котором соответствующие оперативные подразделения по налоговым преступлениям в системе МВД выявляли факты уклонения от уплаты налогов и сразу передавали материалы в Следственный комитет для возбуждения уголовных дел.

Тот старый порядок возбуждения уголовных дел вызывал нарекания у представителей бизнес-сообщества в общем-то по одной причине: такая конструкция позволяла правоохранительным органам реально третировать бизнесменов и периодически приводила к злоупотреблениям.

Кроме того, квалификация оперативных сотрудников в принципе не позволяет качественно отрабатывать материал, поскольку требует специфических познаний в налоговой сфере на стыке права и экономики. Поэтому нередки были случаи, когда уголовное дело с точки зрения доказательств держалось на двух столпах: некой экономической экспертизе, которая проводилась в рамках того же МВД, и признательных показаниях главного бухгалтера. Главные бухгалтеры, а это в основном женщины, такие показания зачастую давали под давлением (пускай и формально законным, но все-таки), включая обещание получить условный срок взамен реального.

Качество проводимых ОВД экономических экспертиз тоже оставляло желать лучшего. Например, можно было запросто встретить экспертное заключение, ссылающееся во вводной части на недействующие в момент совершения преступления нормы Налогового кодекса. Или ссылки на разъяснения налоговой службы или Минфина, которые не относятся к расследуемому периоду. Такое случалось постоянно.

Итак, напомню, возврат к старому порядку возбуждения уголовных дел был инициирован со стороны Следственного комитета и поддержан президентом. Случилось это осенью 2013 года. Очевидно, что хотели протащить очень быстро, поскольку даже направление законопроекта в Госдуму сопровождалось странным, в обход традиционной линии проведения, межведомственным согласованием.

Управление количеством

Что не устраивает Следственный комитет? Статистика возбуждения уголовных дел по налоговым составам. По мнению комитета, существующий порядок, при котором следственные органы должны материалы раскопать, отработать, отправить в налоговый орган и дождаться выездной налоговой проверки, а налоговый орган, установив факт неуплаты налогов, при наличии признаков совершения преступления должен отправить материалы обратно в Следственный комитет, якобы и содействует падению количества возбуждаемых уголовных дел.

Но здесь есть два аспекта, заслуживающих внимания. Первый. А не говорит ли это падение о реально улучшающемся качестве работы, об отсутствии пустых дел, призванных иногда содействовать конкурентной борьбе или захвату бизнеса? Существующий механизм, установленный регламентом самой ФНС, требует при получении материалов из правоохранительных органов включать в состав проверяющих и оперативников, что само по себе исключает сговор налоговиков с налогоплательщиками, повышает уровень и качество налоговых мероприятий. В частности, проведение допросов, которые сотрудники МВД выполняют, конечно же, на порядок круче, чем налоговые инспекторы.

Второй аспект. Ответ, возможно, кроется и в том, что еще в 2013 году в качестве плановых показателей работы подразделений по раскрытию налоговых преступлений и противодействию коррупции МВД были в основном как раз коррупционные факты. Но уже зимой 2014 года была объявлена необходимость наращивания количества уголовных дел именно по налоговым составам на 30%. Причем выяснить, на что опирались люди, которые формулировали данное поручение, очень сложно. Как вообще можно управлять количеством преступлений?

Законопроект, однако, в ГД попал, но встретил ожесточенное сопротивление бизнес-сообщества. В связи с этим президент объявил, что возврата к старому порядку не будет, а будет найден некий компромиссный вариант. И вот то, что сейчас Госдума приняла, официально объявлено и растиражировано СМИ именно как компромиссный вариант.

Компромиссный вариант

Теперь собственно о законопроекте, который вот-вот станет законом. Данный конкретный случай относится к категории тех, когда хотели как лучше, а получилось как всегда.

Отмечу особо, что формулировка «старый порядок возбуждения уголовных дел» была точной осенью 2013 года, когда законопроект состоял из одного предложения, исключающего из УПК РФ всего несколько слов, с 2011 года не разрешавших возбуждать уголовные дела без налоговой проверки.

Старый порядок — это детская игрушка в сравнении с тем, что получилось сейчас. Поскольку раньше, даже возбуждая уголовное дело без налоговой проверки и отправляя его в суд, следственные органы рисковали получить дело на «дослед», с необходимостью дождаться проведения налоговых мероприятий. Хотя бы потому, что Уголовный кодекс (примечания к ст. 198 и 199 УК) предусматривает освобождение от уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов при условии возмещения вреда государству в виде уплаченного налога, пени и штрафа в полном объеме. А сумму уплачиваемого налога, штрафа и пени может установить только налоговый орган в результате налоговых мероприятий. Таким образом, в суде каждый подсудимый мог заявить, что его право на возмещение вреда, а значит, и освобождение от уголовной ответственности нарушено, поскольку он не знает, в каком объеме возместить ущерб государству. И уголовный суд в такой ситуации просто не мог отказать себе в удовольствии отправить дело на доследование для выявления причиненного ущерба, поскольку сами правоохранительные органы не являются уполномоченными в расчете налога, штрафов и пени.

Учитывая, что сроки давности привлечения к ответственности за налоговые преступления невелики  — два года (если, конечно, это особо крупный размер уклонения), то подобная история во многих случаях могла закончиться для бизнесмена сильным испугом и не более — уголовное дело прекращалось.

А вот так называемый компромиссный вариант придает налоговому органу в вопросе оценки самого факта неуплаты налогов в законодательном порядке статус справочного бюро, которое выдает справки, не проводя контрольных мероприятий, а действуя каким-то иным, одному ему известным способом, видимо, основываясь только на внутренних инструкциях. Более того, справка она на то и справка — для следователей официально обязательной не является.

Дальше больше. Перед финальным принятием законопроекта его еще успели немного подкорректировать: следователь вообще может и не дожидаться ответа налогового органа (его должны предоставить в течение 30 суток), возбудив дело при «наличии повода и достаточных данных, указывающих на наличие признаков преступления».

Компромиссный порядок сковывает движения обвиняемого и его защитника. Он действительно упрощает правоохранительным органам расследование, а судам — рассмотрение этих дел даже в сравнении с так называемым старым порядком. Он абсолютно точно укладывается и в планы по увеличению количества уголовных дел по налоговым составам, и в планы по ликвидации банков, замешанных во взаимоотношениях с фирмами-однодневками, и в изменения порядка подачи уточненной декларации по НДС с 1 января 2015 года, делающие всю цепочку уплаты НДС от производителя до потребителя прозрачной для налоговиков. То есть полностью согласуется со всем тем, что в конечном счете должно привести к значительному сокращению объемов агрессивной налоговой оптимизации.  

Борьба с последствиями

Замечу, что вся эта плановая работа по-прежнему проводится в условиях тотально пропитанной откатами российской экономики. Сами откаты никуда не денутся, потребность в обналичивании не исчезнет, просто цена его вырастет в два-три раза. Мы как всегда боремся с последствиями, не желая замечать основную причину.

Так, впрочем, и в теме деофшоризации экономики мы сильно озабочены предотвращением утечки денег, но не сделали ничего, чтобы заслужить доверие бизнеса и гарантировать ему защиту, не прибегая к использованию офшорных компаний. Обеспечьте возможность поработать без откатов, и почти не нужна будет обналичка (в остатке — сумасшедшие соцвзносы и, как следствие, зарплата в конвертах). Для удовлетворения нужд бизнесменов достаточно других, легальных, инструментов.

Важно, что Следственный комитет не только озадачен новым порядком возбуждения дел. В частности, руководство комитета настаивает на расширении объективной стороны по налоговым преступлениям. Сейчас перечень способов уклонения от уплаты налогов в статьях УК четко перечислен, он закрытый, как говорят юристы. Предлагается сделать его открытым, чтобы сумма неуплаченных налогов в определенном размере почти автоматически становилась еще и преступлением.

Но и это не все. Предлагается ввести понятие «злоупотребления правом в налоговой сфере» еще и в уголовный закон. То есть арбитражной практики мало, давайте и в уголовный закон оценочную категорию введем, дадим возможность судебным усмотрением рассматривать уголовные дела, карающиеся, на минуточку, лишением свободы. При том что в уголовном суде судей, которые могут профессионально разобраться в налоговых составах, единицы, а оправдательных приговоров постановляется — 0,7%. Это не опечатка: семь десятых процента.

Иными словами, следственные органы пытаются увеличить количество уголовных дел по налоговым составам не за счет улучшения качества выявления и расследования злоупотреблений, а за счет количества оснований для возбуждения дел. Ничего вам не напоминает? Мне напоминает — метод экстенсивного освоения земли, этакое поднятие целины.

Журнал "Эксперт-Урал" (№ 43 от 20 октября 2014 года)