Схемы с "однодневками" как приглашение на выездную проверку (3 ключевых признака)

В этой рассылке мы рассмотрим основные «пунктики» налоговых инспекторов, которые разжигают в их сердцах жажду разоблачения налогоплательщика в том, что он участвует в схемах ухода от налогообложения, конечно, помимо жажды «начислить» побольше налогов. Если раскрытие схемы не предполагает значительных доначислений (в Екатеринбурге более 3 млн. руб.), какой бы дерзкой и очевидной эта схема не была, инспектора вряд ли станут тратить на нее свое время, скорее всего возьмут «на карандаш» и подождут, когда ставки подрастут.

Мы не станем анализировать конкретные схемы ввиду их великолепного разнообразия, а лишь отразим те признаки организации бизнеса, которые предполагают высокий риск назначения выездных проверок.

Сразу отметим, что наличие только одного или двух признаков, о которых мы будем говорить, не предполагают за собой безусловное доначисление налогов, но уже первый из них несет в себе риск назначения выездной налоговой проверки и сопутствующих ей неприятностей. Если проверка назначена, то даже если в ходе ее проведения схема не подтвердилась, инспектора без доначислений не уйдут, пока не проверят все аспекты деятельности налогоплательщика в поисках нарушений.

И так, начнем:

1) Первый, самый актуальный признак, выявление которого составляет 90% работы отдела планирования выездных проверок, это наличие поставщиков товаров (работ, услуг)- «однодневок» или еще так называемых «проблемных контрагентов».

Принцип прост, выбирают в первую очередь налогоплательщиков с большими оборотами (в Екатеринбурге от 500 млн. руб.), реально осуществляющих финансово-хозяйственную деятельность. Далее по банковским выпискам выбираются их основные поставщики, которых проверяют на предмет налоговой «порядочности». Если будет установлено, что налогоплательщик перечислял «проблемным контрагентам» за последние три года суммы, которые предполагают доначисления налогов в размере свыше 3 млн. руб. (Екатеринбург), считайте, что вопрос о назначении выездной налоговой проверки решен.

В отношении налогоплательщиков с оборотами ниже 500 млн. руб. налоговые органы действуют от обратного. Проверяют банковские выписки уже вычисленных ими «однодневок», и всех реально хозяйствующих субъектов, кто перечислял им деньги, ставят в очередь на выездную проверку.

При этом нужно иметь ввиду, касательно вычетов по НДС, даже в случае если налоговый орган установит, что товар (услуги, работы) фактически имели место быть, все документы, связанные с его движением оформлены надлежащим образом, а сам налогоплательщик и его непорядочный контрагент независимы друг от друга, то налоговые органы будут настаивать на том, что в бюджете не сформирован источник возмещения налога, так как поставщик, который должен заплатить налог, фактически его не уплачивает. При условии, если инспекция докажет, что налогоплательщик не проявил должной осмотрительности в выборе контрагента (здесь будут учитываться любые противоречивые, путанные и непоследовательные сведения о заключении договоров с контрагентом, об условиях поставок, оказания услуг (работ), подписание документов неустановленными лицами и т.д.), то суды часто занимают сторону налоговой в отношении отказа вычетов по НДС (пара наглядных примеров: Постановление ФАС Уральского округа от 21.11.2013г. № Ф09-11931/13, Постановление ФАС Уральского округа от 26.09.2013г. № Ф09-9641/13).

Поэтому на этапе планирования выездных проверок, для инспекторов важен сам факт взаимодействия плательщика НДС с «проблемным» контрагентом, а уже потом разбираются реальны или нет осуществляемые между ними операции.

Хотя заметим, что уже непосредственно при проведении выездной проверки сам по себе факт участия в схеме фирмы-однодневки ничего не значит. Для привлечения налогоплательщика к ответственности налоговому органу необходимо доказать, что все участники схемы действовали согласованно и во взаимосвязи с целью занижения расходов, учитываемых при налогообложении.

2) Признаки согласованности действий участников схемы:

Налоговые органы выделяют следующие обстоятельства, свидетельствующие о согласованности действий участников схемы:

Во-первых, это наличие юридической взаимозависимости или аффилированности лиц (например, одно юр.лицо является учредителем другого). По мнению налоговых, налогоплательщик не может не знать о недобросовестности своих контрагентов и о фактах неуплаты ими налогов, если в отношениях с ними установлены аффилированность или взаимозависимость. Данная точка зрения поддерживается и арбитражными судами.

Во-вторых, подконтрольность участников схемы при их формальной юридической самостоятельности, когда у одного лица есть возможность влиять на деятельность других, например, в силу того, что оно является единственным покупателем спорных контрагентов. Фактом, свидетельствующим о подконтрольности лиц, также может быть наличие документов, содержащих прямые указания для руководителей юридически вроде бы самостоятельных организаций поступить тем или иным образом.

В-третьих, проведение расчетов между участниками цепочки в течение одного банковского дня. Как правило, по всем счетам проходит практически одна и та же сумма, а на начало и конец дня у участников схемы вообще может не быть никаких средств. Для налогового органа сами факты наличия счетов в одном банке и проведения операций в течение одного-двух дней могут стать основанием для признания лиц взаимозависимыми, и порой, им удается отстоять такой подход в суде.

Есть и иные обстоятельства, например доказательством согласованности действий участников сделки являются такие факты, как нахождение лиц по одному адресу, общие контакты связи, ведение бухгалтерской и налоговой отчетности организаций-участников схемы одним лицом или отправка отчетности с одного IP-адреса, нахождение товара на протяжении всей цепочки операций на одном и том же складе и т.д.

Признание действий участников схемы согласованными зависит, в основном, от объема представленных налоговым органом доказательств. Наличие одного или двух обстоятельств из перечисленных выше могут показаться суду не убедительными, однако совокупность таких обстоятельств при наличии других признаков недобросовестности лиц приведет суд на сторону налогового органа.

3) Особое внимание налоговые органы обращают на нереальность или невозможность совершения отдельных операций, проводимых участниками схемы, что может проявляться, в частности, в несоответствии объемов поставки времени поставки и пересекаемому пространству.

Наибольшее количество ошибок налогоплательщики делают при документальном оформлении операций. Как правило, многие даже не задумываются об оформлении документов в соответствии с реально существующими обстоятельствами, например, когда операции по перемещению товара фактически осуществляются на территории, расположенной вне зоны деятельности организации согласно договору.

Одним из основных доводов налоговых органов при обвинении налогоплательщиков в фиктивности осуществляемых операций является отсутствие физического перемещения товара от поставщика к поставщику. Об этом, в частности, могут свидетельствовать отсутствие складских помещений или иных ресурсов, например, персонала и техники, у участников схемы для выполнения договорных обязательств. Когда приобретается товар в объеме, перевозка и хранение которого технически неосуществима (используемые транспортные средства согласно документам не предназначены для перевозки такого товара или заявленного его объема, в помещениях нет возможности обеспечить сохранность товара).

Три выше перечисленных блока признаков являются ключевыми для проведения выездных проверок, поскольку они обеспечивают налоговым органам вполне прогнозируемые доначисления и предполагают понятный, уже отработанный, порядок проведения контрольных мероприятий. А прогнозы и время на их реализацию для инспекторов дорого стоят. Например, областные Управления ФНС требуют от районных инспекций поквартальные и годовые прогнозы как по количеству проверок, так и по суммам доначислений, 10% -е отклонение от которых грозит начальнику Инспекции вызовом «на ковер» и лишением премиальных.

Поэтому практически все силы инспекторов уходят именно на выявление рассмотренных нами признаков. По сути, для рядового инспектора уличить налогоплательщика в контакте с «однодневкой» - это уже «налоговая схема», ему этого достаточно.

И коль уж мы определили логику поиска схем налоговыми инспекторами (на практике, как видим, достаточно не затейливую), то не стоит подкидывать налоговым органам поводов для размышлений, вписывающихся в ее общую канву.

Самым надежным способом снижения налоговых рисков является их диверсификация путем построения хорошо организованной модели бизнеса в рамках группы компаний, структура которой определяется реальными направлениями осуществляемой деятельности, по максимуму использующая предоставленные законодательством легальные способы снижения налоговой нагрузки. При этом стоит всячески избегать искусственных схем минимизации налогообложения, тем более с привлечением «сомнительных» организаций. Вообще, все что вы делаете в рамках группы компаний не должно выглядеть искусственным, а укладываться в общую логику действительных бизнес-процессов, которую налоговым инспекторам опровергнуть не по силам.

Обсудить материал с автором...