Специалист Центра структурирования бизнеса и налоговой безопасности - taxCOACH® Ксения Збутевич рассказала газете "КоммерсантЪ", чем чревато использование произведения без согласия правообладателя

В арбитражном суде Свердловской области началось рассмотрение иска Российского авторского общества (РАО) к екатеринбургскому театру музыкальной комедии и театральному институту на 600 тыс. рублей. Поводом для исковых требований стала постановка мюзикла «Верное средство», созданием которой занимался композитор Александр Пантыкин со своим сыном. РАО считает, что господин Пантыкин нарушил права наследников автора советских песен Бориса Терентьева. Создатели мюзикла утверждают, что в произведении была пародия на его песни.

Как следует из искового заявления филиала Российского авторского общества, ответчики в лице Екатеринбургского государственного театрального института (ЕГТИ) и Свердловского государственного Академического театра музыкальной комедии нарушили права наследников советского композитора Бориса Терентьева (скончался в 1989 году). Поводом для иска послужила постановка в учебном театре ЕГТИ мюзикла «Верное средство», где использовались такие песни, как: «Вот кто-то с горочки спустился...», «Вся страна — это наша работа», «Где тайга притаилась седая», музыка к которым была написана Борисом Терентьевым. По мнению юристов авторского общества, постановщики не получили разрешения на использование музыкального материала и обязаны выплатить вдове советского композитора 600 тыс. рублей, из которых 450 тыс. рублей должен оплатить ЕГТИ. Однако в ходе судебного заседания ответчики не признали свою вину, при этом театр музкомедии даже ходатайствовал о полной замене ответчиков. Вместо института и театра предлагалось ответчиками сделать ООО «Музыкально-информационное агентство „Тутти”» и его главу, известного композитораАлександра Пантыкина, известного как «дедушка уральского рока». Впрочем, данное ходатайство было отклонено. «Тутти» и господин Пантыкин привлечены к судебному спору в качестве третьих лиц. Продолжение процесса назначено на 23 января.

Как пояснил „Ъ” ректор ЕГТИ Владимир Бабенко, спорный мюзикл был поставлен в 2010 году сыном Александра Пантыкина Сергеем, который является студентом института (сейчас учится на пятом курсе). «Эта пародийная постановка была практически с нуля создана отцом и сыном композитора как учебный материал для наших студентов. Поставили мы ее буквально пару раз и собирались вернуться к ней лишь в мае 2013 года — как к выпускной практической работе, но будем ли это делать теперь — пока не знаю», — пояснил господин Бабенко. По его словам, изначально вдова композитора сама отдала музыкальные материалы мужа, которого незаслуженно забыли. На основе их и были созданы новые музыкальные произведения. «Когда к нам начали приходить письма от РАО, где говорилось, что с нами будут судиться, мы были удивлены. Этот мюзикл — пародия, то есть абсолютно новое произведение. К тому же, никакой коммерческой выгоды мы от него не получали, поэтому странно, откуда юристы РАО насчитали ущерб на 450 тыс. рублей», — отметил господин Бабенко. Александр Пантыкин также считает требования истцов незаконными. «Данное произведение является пародией и в соответствии со ст. 1274 ГК РФ («Свободное использование произведения в информационных, научных, учебных или культурных целях») допускается его использование без согласия автора или иного обладателя исключительного права на оригинальное произведение и без выплаты ему вознаграждения. К тому же, на данный момент истец, по моему мнению, не смог предоставить в суд обоснованных доказательств, что мы нарушили права», — отметил господин Пантыкин.

Опрошенные „Ъ” эксперты считают, что суд может удовлетворить иск, если будет доказан факт публичного воспроизведения песен Бориса Терентьева.

Наш комментарий

Ксения Збутевич, специалист по управлению налоговыми рисками Центра структурирования бизнеса и налоговой безопасности - taxCOACH®:

- Исходя из смысла норм ГК РФ (ст. 1270) любая переработка произведения, а также публичное воспроизведение, являются его использованием и не могут быть осуществлены без согласия автора (его наследников - правообладателей) либо организации, осуществляющей управление правами на данное произведение (в описываемом случае - РАО). Ссылка на то, что переработка произведения была осуществлена в учебных целях, не обосновывает правомерность ее публичного показа без согласия правообладателя. Поэтому в случае подтверждения факта публичного воспроизведения вызвавшего спор мюзикла и отсутствия у ответчиков доказательств согласия наследников автора или РАО на использование в пародии музыки БорисаТерентьева - иск РАО, скорее всего, будет удовлетворен. Размер компенсации при этом определяется судом по своему усмотрению с учетом обоснования ее размера истцом и, как правило, взыскивается в меньшем размере, чем изначально заявляемый в иске.

«Бремя доказывания лежит на истце и обычно в качестве доказательства специалисты РАО проводят свои эксперименты — ведут аудио- и видеозаписи в тех местах, где, по их мнению, нарушаются права авторов, а потом представляют их в суды. Но даже в этом случае бывают, что их доказательства признаются необоснованными. Поэтому говорить о перспективах иска здесь сложно», — отметил директор юридической фирмы «Юста Аура» Евгений Дедков.

Газета "КоммерсантЪ-Урал"