Специалист Центра taxCOACH® Юлия Дмитриева рассказала на 74.ru, как отразятся на бизнесе нововведения в законе о коммерческой тайне

Изменения в законе «О коммерческой тайне» предполагают расширение сферы его действия и усиление защиты конфиденциальных данных работодателя. Так, понятие информации, составляющей секрет производства – ноу-хау, – заменяется на «информацию, которая имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам». Однако данная норма не будет применяться, если работодатель не объявит специальный режим коммерческой тайны или утечка произойдет по его вине, действий третьих лиц или обстоятельств непреодолимой силы.

Кроме того, становится несущественным статус сотрудника, обнародовавшего корпоративные данные. Вне зависимости, работает он в компании или уже уволен, является руководителем или нет, упущенная выгода будет взыскана.

В договоры с подрядчиками или возмездного оказания услуг могут быть включены обязательства об обеспечении конфиденциальности о новых технологических решениях, знаниях или сведениях, на которых имеется гриф коммерческой тайны.

Юлия Дмитриева, специалист Центра структурирования бизнеса и налоговой безопасности - taxCOACH®:

- "Изменения к закону «О коммерческой тайне», вступившие в силу с 1 октября, безусловно, направлены на улучшение охраны сведений, составляющих коммерческую тайну, в том числе и от уволившихся работников. Не секрет, что встречаются случаи разглашения уволившимися сотрудниками конфиденциальных сведений прежнего работодателя, которому в результате обнародования этой информации наносится серьезный вред. 

До 1 января 2008 г. действовало положение, которое устанавливало, что сохранение коммерческой тайны после увольнения имеет срочный характер (3 года со дня увольнения), потом эта норма была отменена. Теперь же хранить коммерческую тайну работник обязан весь срок, на который она установлена работодателем, независимо от того продолжает ли сотрудник работать в организации или нет. 

Многие ли уволившиеся работники, подписавшие Положение о коммерческой тайне (как правило, не особенно вникая, а иногда и не читая многостраничный написанный специфическим юридическим языком документ) помнят, что относится к коммерческой тайне, и срок отнесения этой информации к охраняемой? 

Так что, в некотором роде, введение в действие этой нормы действительно может служить основанием для шантажа со строны работодателя сотрудников, которые «громко» увольняются. Но нужно учитывать, что для взыскания ущерба работодатель обязан доказать в суде, что именно этот работник разгласил сведения, и они составляли коммерческую тайну, это сложно, а подчас и невозможно.

Определить размер причиненного ущерба, особенно упущенной выгоды, от разглашения информации, отнесенной к коммерческой тайне, на практике достаточно проблематично, а еще труднее убедить в этом суд. Именно суд будет решать вопросы: относились ли сведения к коммерческой тайне, был ли работник своевременно и надлежаще уведомлен об этом, виновен ли бывший сотрудник в разглашении конфиденциальной информации, причинен ли вред организации в результате разглашения этой информации и в каком размере ущерб должен быть компенсирован работником и т.д. Все это оценочные суждения и при рассмотрении такой категории дел всегда будет иметь особое значение позиция по этому вопросу у конкретного судьи, рассматривающего дело, поэтому об объективности при вынесении решения говорить достаточно сложно".

Представители бизнес-сообщества тоже неоднозначно отнеслись к нововведениям. Ценность корпоративной информации во многом зависит от масштабов компании и производимого продукта или услуги.

«Риски Центра разработки «Создаватель» при разглашении тайны не так велики, поскольку мы не работаем с персональными данными пользователей; основной багаж нашей работы – это веб-разработка, – говорит руководитель отдела продаж Центр разработки «Создаватель» Александр Верник. – В то же время может иметь место разглашение коммерческой тайны наших клиентов, что уже влечет за собой серьезные последствия и для нашей компании, и для сотрудника, допустившего подобное. В нашей истории таких прецедентов не было. Но если бы подобное произошло, мы обратились бы в суд, хотя только после разговора с человеком. Возможно, удастся решить все вопросы в досудебном порядке».

«Информация, подходящая под категорию ноу-хау, у нас, конечно, существует, но мы не делаем из бизнеса тайну, ведем его достаточно открыто, – говорит директор ООО «СДМ-Челябинск» Андрей Власов. – Возможно, кто-то из наших сотрудников и пользовался этими данными, но я не замечал: слишком мал риск негативных последствий. Это достаточно конкурентная среда, заявки приходят сразу в несколько компаний, вовлекая нас в лобовую борьбу».

Гораздо серьезнее от болтливых сотрудников могут пострадать крупные предприятия-производители, в частности, промышленники, которые имеют дело с масштабным производством и обширной финансовой стороной бизнеса.

«Конечно, риски Ашинского метзавода в случае разглашения конфиденциальной информации велики, – говорит начальник юридического отдела ОАО «Ашинский метзавод» Андрей Нищих. – Этот вопрос оговорен в трудовом договоре каждого работника и в положении о коммерческой тайне завода. Поэтому руководители подразделений, в том числе и служба директора по персоналу, и юридический отдел, делают все, чтобы предотвратить утечку данных, а также отследить ее. Учитывая, что трудовой коллектив завода насчитывает почти четыре тысячи человек, куда входят и производственники, и сбытовики, задачу не назовешь простой. К счастью, с подобными прецедентами, которые нанесли бы компании ущерб, мы пока не сталкивались».

Универсального совета, как уберечь бизнес от слива важной информации, не существует.

«Рекомендация предпринимателям может быть только одна: подбирайте тщательнее персонал, – советует Александр Верник. – Работайте только с теми, в ком вы уверены. Правда, это действенно лишь при небольших масштабах компании: если количество сотрудников переваливает за сотню, речи о соблюдении этого правила уже быть не может. Остается доверять отделу кадров и их интуиции».