Суд против роялти как способа выплаты дохода от бизнеса за пределы России

Продолжая обзор креативного подхода налоговых органов к оценке налоговых последствий пресловутых «пассивных» доходов, перечисляемых в адрес материнской компании, рассмотрим дело о налогообложении лицензионных выплат (роялти).

Ситуация связана с распространенным способом выплаты доходов иностранной компании - лицензионными платежами за пользование товарным знаком и/или другими объектами интеллектуальной собственности. Конечно, только ленивый не слышал про громкие и не очень дела, когда иностранная компания покупала у прежнего владельца узнаваемый товарный знак, а затем передавала его обратно по цепочке лицензионных договоров, получая вознаграждение, во много раз превышающее первоначальные затраты.

Однако сомнений в обоснованности перечисления лицензионных платежей различным известным международным компаниям, открывающим на территории каждого государства свои дочерние структуры, до сих пор не было.

Усомниться в этом заставил Арбитражный суд г.Москвы в «деле Орифлейма» (1).
(1) Решение Арбитражного Суда г.Москвы от 04.12.2014 по делу № А40-138879/14, пересмотр в суде апелляционной инстанции состоится 25 февраля 2015 г.
Модель владения и договорных отношений выглядела следующим образом:

Российская компания ООО «Орифлэйм Косметик» заключила два договора с другими компаниями корпорации:

  • договор поставки продукции с Орифлэйм Косметикс - Люксембург;
  • Концессионный договор передачи комплекса исключительных прав (товарный знак, коммерческое обозначение, коммерческая информация о секретах сетевых продаж и мотивации) с компанией из Нидерландов, которая получила этот комплекс от правообладателя - все той же компании Орифлэйм Косметикс - Люксембург.

Перечисления по концессионному договору составили в год в среднем 1 млрд.руб. Немало. 98,4 % этой суммы в дальнейшем перечислялись в Люксембург.

Как отметил налоговый орган в своем решении, несмотря на успешное развитие бизнеса в России, группа компаний Oriflame фактически не уплачивала налог на прибыль. В Люксембурге и Нидерланадах налоги также не уплачивались в связи с особенностями законодательства и двусторонних соглашений об избежании двойного налогообложения.

Видимо размер платежей и максимальное уменьшение за счет них налоговой базы по налогу на прибыль привлекли внимание налоговых органов.

Однако, не сам размер платежей стал предметом споров! 

Налоговый орган расценил российскую компанию не как самостоятельное юридическое лицо, а как постоянное представительство иностранной компании, в связи с чем лицензионные платежи признаны необоснованными. Ведь постоянное представительство является частью компании- правообладателя и может пользоваться всем ее коммерческим опытом. 

В качестве доказательств несамостоятельного статуса российской компании суд указал следующие:

1) у потребителей продукции Oriflame сложилось устойчивое восприятие, что они взаимодействуют с представительством иностранной компании:

  • сайт ru.oriflame.com, который, в свою очередь, является разделом глобального сайта группы global.oriflame.com;
  • как глобальный сайт, так и региональные разделы сайта, включая русскоязычный, администрируются компанией «Oriflame Cosmetic S.A.» (Люксембург);
  • на последней странице российского каталога продукции также указано наименование «ORIFLAME COSMETICS SA»
  • различные презентационные мероприятия для клиентов, в том числе анкеты, входные билеты на презентациии, не содержали указания на российскую компанию;
  • основа продаж - разработанный мотивационный план успеха - содержал указание на головную компанию в Люксембурге. Этот План Успеха использовался во всем мире;
  • привлекая к сотрудничеству консультантов (распространителей продукции Oriflame) акцент делается на сотрудничество именно с крупной иностранной компанией;
  • каталоги продукции выпускаются на 35 языках, российская компания не была самостоятельна в вопросах оформления и наполнения каталогов;
  • руководители российской компании были указаны в единой иерархии на глобальном сайте Oriflame;

2) Российская компания позволяла своим клиентам получать все услуги, на которые они могли бы рассчитывать при покупке товаров непосредственно у головной компании.

При мотивировке выводов Суд воспользовался доктриной «срывания корпоративной вуали», сформулированной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 24.04.2012 № 16404/11. Тот спор касался определения территориальной подсудности спора, однако выводы были распространены и на сферу налогообложения.

Эта доктрина позволяет устранять недобросовестное использование статуса юридического лица и сводится к тому, что в определенных случаях суд может игнорировать правовую конструкцию рассматриваемого юридического лица (лиц) и, например, исходить из того, что права и обязанности в действительности возникли у того физического (юридического) лица, которое фактически руководило рассматриваемым юридическим лицом

Все доводы защиты были сведены к подтверждению ведения российской компанией нормальной хозяйственной деятельности: импорт продукции, размещение рекламы, самостоятельное составление бухгалтерской отчетности. Однако Суд не посчитал эти доводы опровержением позиции налогового органа.

Выводы суда о признании российской компании постоянным представительством иностранного юридического лица вряд ли могут стать универсальными. Прежде всего, будет иметь значение степень самостоятельности российских представительств. Однако вполне возможно усиление внимания к различного рода дочерним компаниям, начиная от табачных и алкогольных до официальных представительств производителей оборудования и проч.

Обсудить материал с автором...
 

Другие наши материалы Вам в помощь: 

1. Новый виток налоговых претензий к займам от иностранных компаний

2. Финансовый контроль бизнеса: банки хуже налоговиков

3. Влияние решений арбитражного суда на ход уголовного процесса по налоговым преступлениям

4. Каждому ООО грозит штраф в 500 тыс. рублей за нарушение порядка собраний

5. Взыскание налоговой задолженности с компании-двойника

6. "Теперь командовать парадом буду я"...Расширение компетенции Совета директоров

7. Субсидиарная ответственность руководителей и учредителей должника