https://www.facebook.com/tr?id=459841534369706&ev=PageView &noscript=1"/> Верховный суд о прекращении банкротства физлица из-за отсутствия средств на погашение долга: Топ-3 taxCOACH

Верховный суд о прекращении банкротства физлица из-за отсутствия средств на погашение долга: Топ-3 taxCOACH

1. Верховный суд рассмотрел вопрос прекращения банкротства физлица в связи с отсутствием средств на погашение долга

Определение Верховного суда РФ 304-ЭС16-14541 
http://kad.arbitr.ru/Card/c865dec7-b9...3fe48c5c11

Рассматривавшийся вопрос: Является ли отсутствие у гражданина-должника имущества, за счет которого хотя бы частично могла быть погашена накопившаяся задолженность по обязательствам, препятствием для введения процедуры банкротства гражданина? 

Суть: В отношении должника-физлица была введена процедура реструктуризации долгов. Однако затем производство по делу о банкротстве было прекращено. Должник оспорил прекращение дела. 

Позиция нижестоящих судов:
  • когда у гражданина отсутствует имущество, за счет которого хотя бы частично могла быть погашена накопившаяся задолженность по обязательствам, цель процедуры реализации имущества – пропорциональное удовлетворение требований кредиторов – становится недостижимой. Это, в свою очередь, исключает возможность введения указанной процедуры; законодательство о банкротстве не направлено на решение задачи по списанию в судебном порядке долговых обязательств такого гражданина. 
  • отсутствие у гражданина – должника средств, необходимых для возмещения всех судебных расходов на проведение процедуры реализации имущества, является самостоятельным и достаточным основанием для прекращения производства по делу о банкротстве гражданина (абз. 8 п. 1 статьи 57 Федерального закона 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»; при этом денежные средства на указанные цели (полностью либо в части) не могут быть предоставлены должнику третьим лицом, не являющимся кредитором. 
Позиция Верховного суда (направил это дело на новое рассмотрение): 

На основании доказательств, полученных финансовым управляющим, а также доказательств, представленных должником и его кредиторами, в ходе процедуры реализации имущества суд оценивает причины отсутствия у должника имущества. 

При этом право гражданина на использование установленного государством механизма потребительского банкротства не может быть ограничено только на том основании, что у него отсутствует имущество, составляющее конкурсную массу. Один лишь факт подачи гражданином заявления о собственном банкротстве нельзя признать безусловным свидетельством его недобросовестности. 

Кроме того, действующее законодательство исключает возможность банкротства испытывающего временные трудности гражданина, который в течение непродолжительного времени может исполнить в полном объеме свои обязательства исходя из размера его планируемых доходов (абз. 7 п. 3 статьи 213.6 Закона о банкротстве). Таким образом, устанавливается баланс между социально - реабилитационной целью потребительского банкротства, достигаемой путем списания непосильных долговых обязательств гражданина с одновременным введением в отношении него ограничений, установленных статьей 213.30 Закона о банкротстве, и необходимостью защиты прав кредиторов. 

Поэтому вывод судов о том, что процедура реализации имущества банкротства сведется лишь к формальной констатации отсутствия у него имущества, завершению этой процедуры и автоматическому освобождению от обязательств, является ошибочным. Закон о банкротстве не содержит положений, запрещающих гражданину - должнику прибегать к помощи третьих лиц при отыскании источников финансирования процедуры собственного банкротства.

2. ФНС выпустила рекомендацию по камеральным проверкам деклараций по НДС с льготными операциями


В письме от 26 января 2017 года N ЕД-4-15/1281@ ФНС России дает территориальным инспекциям рекомендации по проведению с применением риск-ориентированного подхода камеральных налоговых проверок налоговых деклараций по НДС, в которых отражены операции, не подлежащие (освобождаемые от налогообложения) налогообложению НДС в соответствии с п. 2 и 3 ст. 149 НК и подпадающие под понятие налоговая льгота с учетом п. 1 ст. 56 НК и позиции Пленума ВАС РФ “О некоторых вопросах, возникающих у арбитражных судов при рассмотрении дел, связанных с взиманием налога на добавленную стоимость” (п. 14 Постановления).

Как указывает ФНС, при проведении камеральных налоговых проверок целесообразно учитывать совокупность следующих факторов:
  • уровень налогового риска, присвоенного системой управления рисками АСК “НДС-2”;
  • результат предыдущих камеральных налоговых проверок налоговых деклараций по НДС по вопросу правомерности применения налогоплательщиками налоговых льгот.

На налоговую инспекцию возлагается обязанность истребовать у проверяемого налогоплательщика пояснения об операциях (по каждому коду операций), по которым применены налоговые льготы (в соответствии с п. 6 ст. 88 НК). Налогоплательщик вправе представить Пояснения в виде реестра подтверждающих документов (далее - Реестр), а также перечень и формы типовых договоров, применяемых налогоплательщиком при осуществлении операций по соответствующим кодам.

При этом на основе информации, содержащейся в представленном налогоплательщиком реестре, инспекция должна истребовать документы, подтверждающие обоснованность применения налоговых льгот. Объем таких документов определяется для каждого кода операции в соответствии с алгоритмом. Не менее 50% от объема документов должны подтверждать наиболее крупные суммы операций, по которым применены налоговые льготы.

Если налогоплательщик не представит реестр или представить его не по рекомендуемой форме (в случае невозможности идентификации подтверждающих документов, невозможности их соотнесения с используемыми льготами, невозможности выполнения требований письма ФНС, не указания в реестре суммы операции), налоговый орган обязан истребовать документы уже без использования риск-ориентированного подхода.

3. Верховный суд: Свидетельствует ли перечисление обществом денежных средств контрагенту по мнимому договору о неразумности и/или недобросовестности действий директора?    



Определение Верховного суда РФ 307-ЭС15-19016 
http://kad.arbitr.ru/Card/898082b1-8f...db017e1c35

Рассматривавшийся вопрос: Свидетельствует ли перечисление обществом денежных средств контрагенту по мнимому договору о неразумности и/или недобросовестности действий генерального директора общества? 

Суть: конкурсный управляющий обратился с заявлением о взыскании с бывшего гендиректора должника суммы реального ущерба (в том числе убытков, вызванных перечислением денежных средств без надлежащего правового основания) и упущенной выгоды. 

Арбитражные суды в удовлетворении иска отказали: перечисление денежных средств подрядчику должника не свидетельствует о недобросовестности и (или) неразумности действий гендиректора как единоличного исполнительного органа. Суды указали на недопустимость двойного возмещения в конкурсную массу одной и той же суммы, поскольку исполнительное производство в отношении о взыскании долга не окончено. 

Верховный суд пересмотрел решения АС: По общему правилу общество, требующее возмещения убытков, должно доказать факт нарушения права, наличие убытков, причинную связь между поведением ответчика и наступившими у юридического лица неблагоприятными последствиями. 

При рассмотрении споров о возмещении причиненных обществу единоличным исполнительным органом убытков подлежат оценке действия (бездействие) последнего с точки зрения добросовестного и разумного осуществления им прав и исполнения возложенных на него обязанностей. 

Судам надлежало проверить, не выходили ли за пределы обычного делового (предпринимательского) риска действия, повлекшие убытки. 

В обоснование своих доводов о наличии и размере убытков конкурсный управляющий представил в суд платежные поручения, свидетельствующие о перечислении денежных средств, а также судебные акты, подтверждающие отсутствие оснований для перечисления денежных средств. По мнению конкурсного управляющего, противоправность действий гендиректора выражалась в его недобросовестности при осуществлении организационно-распорядительных функций руководителя, отвечающего за рациональное и разумное расходование денежных средств общества. Наличие убытков явилось прямым следствием нарушений гендиректора своих обязанностей. 

Судами не установлено, что общество получило возмещение своих имущественных потерь посредством применения к правоотношениям должника и общества последствий недействительности сделки. Следовательно, указание судами на неутраченную для общества возможность защитить свои права иным способом как обстоятельство, исключающее взыскание убытков с директора, противоречит пункту 8 постановления Пленума N 62 и правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21.01.2014 N 9324/13 по делу N А12-13018/2011. 

Аналитическая служба Центра taxCOACH®