Акционерные соглашения в российском праве. Хотели как лучше


В 2008-2009 гг. в законы «Об обществах с ограниченной ответственностью» и «Об акционерных обществах» внесены положения, предусматривающие возможность заключения участникам ООО Договора об осуществлении прав участников (п.3 ст.8 закона «Об ООО»), акционерами АО – Акционерного соглашения (ст. 32.1 закона «Об ОАО»).

В соответствии с этими договорами учредители (участники)/акционеры обязуются осуществлять определенным образом свои права и (или) воздерживаться от осуществления указанных прав, в том числе:

- голосовать определенным образом на общем собрании участников общества,
- согласовывать вариант голосования с другими участниками,
- продавать долю или часть доли/акции по определенной данным договором цене и (или) при наступлении определенных обстоятельств либо воздерживаться от отчуждения доли или части доли/акции до наступления определенных обстоятельств,
- осуществлять согласованно иные действия, связанные с управлением обществом, с созданием, деятельностью, реорганизацией и ликвидацией общества.

Эти договоры заключаются в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами.

Фактически акционерные соглашения используются некоторыми российскими компаниями уже с начала 90-х годов прошлого века, и в основном - для защиты интересов иностранных инвесторов. Однако такие громкие судебные споры, как «дело Мегафона» (соглашение акционеров российского общества, подчиненное иностранному праву, было признано недействительным «в силу нарушения публичного порядка РФ» (№ Ф04-2109/2005(14105-А75-11)), показали фактическое отсутствие в российском праве механизма защиты прав акционеров с помощью акционерных соглашений, широко применяющихся в западных странах.

В этих обстоятельствах участники хозяйственных обществ избрали другой способ регламентации своих взаимоотношений - создать в оффшоре иностранную холдинговую компанию, владеющую акциями российского общества, и заключить акционерное соглашение в рамках этой иностранной компании. Подобная практика стала нормой.

Необходимость совершенствования корпоративного законодательства России и усиления инвестиционной привлекательности российского бизнеса для иностранных компаний и привела к законодательному закреплению института акционерных соглашений.

Однако анализируя практику его применения, приходишь к выводу: хотели как лучше, а получилось как всегда. С первого взгляда кажется, что, выстраивая систему управленческой и имущественной безопасности бизнеса, можно использовать акционерные соглашения для решения достаточно большого ряда вопросов. Так, например, в акционерном соглашении можно предусмотреть:

1. Возможность защиты прав миноритарных акционеров, например, путем обязательного учета их мнения при принятии тех или иных решений (обязательное получение согласия миноритария при утверждении кандидатуры директора общества и т.п.).

2. Условия о голосовании определенным образом на общем собрании участников/акционеров при принятии каких-либо решений.

3. Установление специальных требований к принятию решений общим собранием акционеров, советом директоров общества, например, установление повышенного кворума для проведения заседаний органов управления обществом, закрепление сверхвысокого показателя квалифицированного большинства для принятия ими решений. Здесь следует отметить, что возможность регламентации такого условия ставится в зависимость от того, все участники общества являются сторонами акционерного соглашения или нет.

4. Права участников/акционеров на «назначение» определенного количества членов совета директоров; на согласование кандидатур, избираемых (назначаемых) на ту или иную должность в обществе; требование о сложении полномочий членами совета директоров в случае выхода «назначившего» их участника/акционера из общества и т.п.

5. Порядок разрешения ситуации, когда решение того или иного органа управления Обществом не может быть принято из-за несогласованности позиций сторон: можно предусмотреть, что в таком случае решение вопроса передается на рассмотрение другому органу, либо назначаются консультации с привлечением конкретных лиц, либо спорный вопрос подлежит урегулированию независимым арбитром или медиатором и т.п.

6. Условия защиты целостности бизнеса на определенный период времени: запрет на выход из общества (либо продажу пакета акций, доли, части доли) до наступления определенного события либо до наступления определенной даты. При этом в качестве такого обстоятельства может быть указано достижение определенных финансовых показателей обществом или иных обстоятельств. В том числе, можно предусмотреть запрет на продажу доли (пакета акций) конкурентам.

7. Особый порядок отчуждения доли/ акций: можно дополнительно указать конкретное лицо (или критерии его определения), не являющееся участником/акционером общества, которое пользуется преимущественным правом покупки доли/акций. При этом указать, что в случае отчуждения участником общества/акционером доли/пакета акций члену семьи преимущественного права у лица, не являющегося участником/акционером общества, не возникает. В то же время, остальные участники/акционеры обязуются не использовать свое преимущественное право покупки доли/акций и т.п.

8. Обязанность участников/акционеров воздержаться от собственной аналогичной деятельности на определенной территории, обязательство не конкурировать с обществом на определенной территории.

9. Право каждой из сторон при возникновении определенных обстоятельств потребовать выкупа у другой стороны своих акций/доли или, наоборот, принудительно приобрести пакет акций другого акционера/участника по зафиксированной в соглашении цене.

10. Условия, позволяющие защитить интересы фактически отошедшего от дел участника ООО и интересы оставшихся действующих участников в случае, когда отчуждение доли третьим лицам никому из участников неинтересно.
Также значимым положительным моментом АС является его конфиденциальность, так как оно является частным документом, оформляющим отношения сторон.

Некоторые эксперты выдвигают предположения о возможности участия в акционерных соглашениях лиц, не являющихся акционерами/участниками обществ, поскольку прямого запрета на это в законах нет. В связи с этим в форме акционерного соглашения можно регламентировать взаимоотношения номинальных и реальных собственников бизнеса, отношения действующих и «будущих» акционеров (Мы полагаем, что делать такой вывод преждевременно, из буквального толкования положений законов следует, что акционерные соглашения вправе заключать только участники (учредители) или акционеры обществ).

Несмотря на кажущееся изобилие вариаций решения управленческих и имущественных вопросов посредством заключения акционерных соглашений, на практике реализация условий такого договора неизбежно встречает несколько весьма существенных проблем.

Первой из них является сложность защиты интересов одной из сторон по этому соглашению в случае невыполнения его условий другой стороной, что практически сводит на нет ценность этого института.

Ст. 32.1 закона «Об ОАО» предусматривает, что акционерное соглашение является обязательным только для его сторон. Договор, заключенный стороной акционерного соглашения в нарушение акционерного соглашения, может быть признан судом недействительным по иску заинтересованной стороны только в случаях, если будет доказано, что другая сторона по договору знала или заведомо должна была знать об ограничениях, предусмотренных акционерным соглашением. В такой ситуации защита интересов участника акционерного соглашения может быть обеспечена только отсутствием конфиденциальности этого соглашения.
Кроме того, нарушение акционерного соглашения не может являться основанием для признания недействительными решений органов общества.

Единственным способом соблюдения баланса интересов сторон является применение обеспечительных мер для исполнения принятых в соответствии с соглашением обязательств, установление штрафных и компенсационных выплат (что весьма малоэффективно, учитывая повсеместную практику судов по снижению размеров неустоек и штрафов), понуждение к исполнению в натуре. Хотя и в этой ситуации конечная цель заключения акционерного соглашения, возможно, не будет достигнута.

Другой проблемой является излишняя императивность действующего корпоративного законодательства, вернее сказать, придание положениям законов со стороны судебной власти излишней императивности, что выражается в неготовности российских судов воспринимать условия акционерных соглашений не как противоречащие императивным нормам, а, наоборот, как их дополняющие. Так, включение в соглашение обязанности голосовать определенным образом или согласовывать вариант голосования может оказаться противоречащим праву граждан и юридических лиц по своему усмотрению осуществлять свои права и обязанности (ст. 9 ГК РФ), а также принципу недопустимости отказа от право- и дееспособности (ст. 22 ГК РФ) и т.п.

Правильнее было бы говорить, что заключая акционерное соглашение, акционер/участник не отказывается от своих прав, он всего лишь определяет порядок их осуществления.

Подход, предусматривающий излишнюю регламентацию деятельности хозяйственных обществ, а также значительную императивность норм корпоративного права, не отвечает в полной мере интересам участников (акционеров) хозяйственных обществ и в целом интересам государства по улучшению инвестиционного климата.

Доказательством того, что дальнейшая судьба института акционерных соглашений в России зависит от позиции судов, является решение арбитражного суда по спору, специально инициированному двумя юридическими компаниями. Сотрудник первой компании приобрел долю в уставном капитале другой компании в размере 20%. Затем участники заключили договор об осуществлении прав участников. Условиями этого договора были, в том числе: ограничение права одного из участников общества на распоряжения его долей путем отчуждения, возложение на участника договора дополнительных обязанностей в виде направления проекта протокола общего собрания другой стороне договора, обязанность единогласно голосовать по всем вопросам повестки дня общего собрания участников общества, непропорциональное распределение прибыли между участниками и т.п.

Затем один из участников обратился в арбитражный суд с требованием о признании условий договора недействительными. По решению суда заявленные требования были удовлетворены в полном объеме: суд признал не соответствующим положениям закона об ООО даже такого условия, как обязанность единогласно голосовать, возможность закрепления которого прямо предусмотрена п.3 ст. 8 указанного закона2. Участники этого дела планируют довести его до ВАС РФ.

На сегодняшний день оценить перспективы развития института акционерных соглашений проблематично, поскольку они в значительной степени зависят как от дальнейших решений законодателя, так и от пути, по которому пойдет судебная практика.

В целом следует признать, что использование договорного механизма в корпоративных отношениях позволяет юридически обеспечить согласованный их участниками баланс экономических интересов, который в каждой конкретной ситуации является уникальным и, более того, подвержен постоянным изменениям. Акционерное соглашение - это средство регламентации отношений участников/акционеров в динамике их развития, в то время как, например, устав общества закрепляет их «статику».

При этом следует помнить, что акционерные соглашения являются весьма специфичным инструментом, требующим профессиональной руки в своем использовании. Заключая такого рода соглашения, следует в полном объеме учитывать все обязательные требования корпоративного законодательства, позиции судов по тому или иному вопросу, общие принципы права.



Назад в раздел