https://www.facebook.com/tr?id=459841534369706&ev=PageView &noscript=1"/>

Предпроверочный анализ. Как налоговая отбирает кандидатов для проверки?

Специально для DK.ru Совместный проект #ОткрытыйБизнесКурс доступен также на YouTube 

Ярослав Савин о том, как работает предпроверочный анализ ФНС, как проходит подготовка к выездной налоговой проверке и о показателях ее эффективности.
Все выпуски проекта #ОткрытыйБизнесКурс

Поговорим о налоговых рисках в разрезе методологии налогового контроля и подготовки к проверкам.

Как я уже говорил, налоговый контроль характеризуется двумя акцентами — повышением избирательности и повышением результативности. У сотрудников налоговых органов есть такие же KPI, как у ваших работников. Ключевые показатели результативности — доначисления и собираемость (первый без второго не работает).

Низкорезультативной считается проверка, принесшая до 1 млн руб. доначислений. Ожидаемый минимальный результат — от 5 млн руб. (для Москвы — 11 млн руб.).

Если посмотреть статистику выездных налоговых проверок (ВНП) в динамике, то окажется, что в 2001 году под них подпадало примерно 11% налогоплательщиков, а сейчас — около 1%. При этом средние доначисления на одну проверку растут галопирующими темпами, и на текущий момент они заведомо превышают минимальный порог привлечения к уголовной ответственности по ст. 199 УК — уклонение от уплаты налогов (в этой связи популяризируемые через СМИ шаги по декриминализации налоговых преступлений — не более чем PR).

Что позволяет налоговому органу так прицельно «пальнуть» именно в того, в кого нужно? В интернете есть картинка, показывающая модельный ряд ВАЗ-2107 с 1978 года по 2011 год, когда последний автомобиль сошел с конвейера, и модельный ряд BMW за это же время. И если в этом смысле посмотреть на эволюцию налогового контроля за последние пять лет, то налоговая — это BMW, а налогоплательщики больше смахивают на ВАЗ-2107. IT-технологии и автоматизация делают свое дело.

По этой же причине юристы не хотят с вами идти в суд по налоговым спорам. Они работают за «гонорар успеха», а при статистике, когда 84% таких дел решается в пользу налогового органа, какой смысл браться за защиту налогоплательщика?

Поступательная смена акцентов и роботизация налогового контроля привели к массовому уклонению налогового органа от выездных налоговых проверок. В массе своей налоговый контроль ориентирован на камеральные проверки — именно с этим связано внедрение системы АСК-НДС, которая строит цепочки и контролирует вас в части уплаты налога на добавленную стоимость. ВНП, с точки зрения ментальности налогового органа, являются крайней мерой — только если нужно точечно выявить того, с кем необходимо поработать. Огромный пласт работы приходится на предпроверочный анализ. Давайте разберемся, как он устроен.

С организационной точки зрения, в налоговой есть отделы предпроверочного анализа. В свое время они образовывались из сотрудников отделов ВНП и юридических подразделений. Если взять среднюю налоговую инспекцию города-миллионника, пропорция может выглядеть примерно так: три-четыре человека отдела предпроверочного анализа роют информацию для двадцати выездников. По средней компании с оборотом 300-500 млн  руб. собирается документ страниц на 100. Сотрудники предпроверочного анализа считают, что после столь объемной работы на самом выезде нужно будет только закрепиться доказательствами и на этом проверку можно закончить. «Выездники» в свою очередь считают, что с таким некачественным анализом приходится все делать практически с нуля.

Само заключение по результатам предпроверочного анализа состоит из шести разделов.

Первый — это основные сведения о налогоплательщике: дата регистрации, постановка на учет, основной вид деятельности, кто, когда и зачем компанию учредил; адреса, телефоны, e-mail, сайт. И это интересно, когда вы, например, решаете участвовать в госзаказах и, чтобы не примешивать это к основной операционной деятельности, регистрируете новую компанию «не на себя», но юристу этого не объясняете. Вот он и вбивает в регистрационную форму ваш городской номер телефона. Для налогового органа такое совпадение дает подсказку: эти компании потенциально могут оказаться взаимозависимыми. Это не доказательство, но дает инспектору почву для размышлений.

Указываются основные сведения об участниках и руководстве: должностные лица, учредители и акционеры (с историей), их участие в других юридических лицах, источники выплат, состав личного имущества учредителей, директоров и (!) членов их семей.

Спрошу как налоговый инспектор: если я вижу, что у налогоплательщика есть доли в компаниях, доход из трех источников, плюс еще наследство он недавно получил, но совокупно регулярный доход у него невысокий, что мне это дает?

С учетом новых правил субсидиарной ответственности при налоговой задолженности нам нужен круг потенциального имущества — не только компании, но и конкретных физлиц. С другой стороны, если источников дохода мало, а имущества много, значит, эти черти что-то выносят — осталось понять, что.

Обратите внимание: данные по участию в компаниях и источниках выплат предоставляются инспектору в графическом виде. За это отвечает производственный комплекс «ВАИ» (визуальный анализ информации) — роботы спешат на помощь налоговому контролю. С данными по составу имущества работают в табличном представлении.

Во втором разделе проводится общая оценка финансово-хозяйственной деятельности. Как говорится, все познается в сравнении. Поэтому смотрим не только показатели бухгалтерской отчетности и налоговой декларации (что очевидно), но сравниваем налоговую нагрузку данного налогоплательщика со среднеотраслевой. Нам хочется понять, как вы выглядите на фоне остальных похожих налогоплательщиков. Другое дело, что статистику в нашей стране формирует крупный бизнес, поэтому неизбежно вас сравнивают именно с ним.

Что еще сделать? Можно подключить информационный комплекс ВНП-Отбор (подсистема глобальной системы АИС-Налог) и посмотреть, как ваши данные работают в корреспонденции друг с другом, с данными прошлых периодов и с показателями подобных вашей компаний. Это не налоговая нагрузка, а данные вашей хозяйственной деятельности (рентабельность, прибыльность) на фоне похожих по масштабу и локализации компаний.

Система ВНП-Отбор выставляет баллы — черт знает, как она это делает. За каждый факт нестыковки вам дается черный камешек в мешочек ваших добрых дел. И когда таких камешков становится достаточно много, система рекомендует вас к налоговой проверке. Эта часть также роботизирована. 

Здесь же проводится оценка платежеспособности компании, директоров и учредителей.

Третий раздел — оценка по 12 критериям риска. Соответствующие критерии прописаны в «Концепции системы планирования выездных налоговых проверок» 2007 года. Здесь и показатель рекомендуемой налоговой нагрузки (по отрасли), доля налоговых вычетов, ненормально низкий уровень рентабельности, создание «цепочки контрагентов» без наличия деловой цели.

Четвертый раздел — дополнительная фактура из внешних и служебных источников информации. Это результаты камеральных проверок и предшествующей ВНП, финансовые данные по аналогичным налогоплательщикам в регионе и анализ данных дополнительных поисковых комплексов (наиболее популярные: ПИК Доход, ПИК Однодневка, ПИК Таможня, ПИК Схемы и прочие). Объяснения должностных лиц, которые давались в разные периоды относительно одних и тех же фактов хозяйственной деятельности.

Обратите внимание: когда бухгалтеры и финансовые руководители дают какие-то пояснения, хорошо бы, чтобы ответы совпадали с тем, что говорили вы или ваши предшественники.

Сюда же относятся сведения об использовании адреса и телефона иными компаниями. Налоговая смотрит, что о вас есть на сайте госсзакупок, изучает данные ресурсов арбитражных судов (реально действующая компания хоть раз с кем-нибудь да судилась, а раз информации о налогоплательщике или его контрагенте на arbitr.ru нет, то, скорее всего, в руки попала анонимная структура) и иные сведения (например, в системах СПАРК и FIRA Pro).

Пятый раздел — данные о финансовых потоках. Запрашивается информация о движении денежных средств по расчетным счетам (в том числе по уже закрытым), соответствие оборотов по задекларированным счетам. Анализируются сведения о поставщиках, покупателях, проблемных контрагентах. Также изучается схема движения товарных и финансовых потоков. Если необходимо, приводятся в графическом виде потоки на три-пять звеньев в сторону поставщиков налогоплательщика, устанавливаются размеры «обналичивания» и способы, если таковые были. Все это дополнено информацией по проведенным допросам должностных лиц и работников (сначала проводятся с уволенными сотрудниками), банков, госорганов и прочих организаций. 

Например, компания заявляет, что отдает в передел металлическую заготовку. Налоговая живо интересуется: «А где же стружка? Наверное, получали разрешение на ее вывоз? Надо проверить».

Заключительный шестой раздел — это выводы о возможных нарушениях и целесообразности проверки. Так он и начинается: «Исходя из вышеизложенного, предполагаются доначисления по налогу на прибыль столько-то, налога на добавленную стоимость столько-то». Указывается, нужно ли включать в проверку сотрудников правоохранительных органов, перечень основных вопросов для ВНП и необходимые мероприятия (чаще всего это осмотр помещений, фото и видеофиксация). Имейте в виду, что в ваших офисах можно найти много интересного и помимо документов. К примеру, бизнес использует новую юридическую оболочку, от старой ментально отстраняясь. Но зайдешь на территорию — стоит грузовичок с логотипом старой компании, в офисе висят фирменные часы, а за плечами главного человека в компании — секретаря гендиректора — стоят папочки с документами убывшей компании.

Также в заключительном разделе указывается предполагаемый состав проверяющей группы и сроки проведения. На этом предпроверочный анализ заканчивается.

Конечно, конкретное исполнение в каждой отдельно взятой инспекции различается. И то, как в реальности пройдет ВНП в вашей компании, во многом зависит от человеческого фактора.

К примеру, с 2013 года инспекторы обязаны запрашивать IP и MAC-адреса доступа к интернет-банку. Раньше эти данные просто подшивались в проверку — некоторые инспектора не знали, что с ними делать. А теперь это — повсеместное основание для выявления взаимозависимости и подконтрольности нескольких налогоплательщиков.

На основе предпроверочного анализа рождается предварительный план налоговых проверок. Качество анализа инспектируется региональным управлением — часть компаний отбраковывается, часть заключений дорабатывается. На выходе — утвержденный квартальный план ВНП. При этом инспекторы загружаются не на 100% — есть еще показатель нагрузки на одного налогового инспектора. «Окно» оставляется на случай срочного выхода на проверку. В частности, по запросам правоохранительных органов.

Подводя краткий итог. Когда вы получаете на руки решение о проведении выездной проверки, вопроса «а найдут ли что-то?» не стоит — уже нашли.

Второе — ФНС этого не признает, но существуют показатели эффективности выездных проверок. И это разумно. Ресурсы фискальных органов должны расходоваться результативно. Третье — наличие показателей собираемости (а не только доначислений) требует анализа платежеспособности не только компании, но и собственников, и директоров и даже членов их семей.

Последнее обстоятельство добавляет еще одну болевую точку, если в бизнесе несколько собственников, и у одного из них есть компании «на стороне».

Если вы щепетильный владелец — читаете специализированную литературу, ездите по всей стране на семинары, скрупулезно выстраиваете все в компании с точки зрения налоговой безопасности, откуда известно, что ваш партнер делает то же самое?

И что завтра к нему не придут, не доначислят его стороннему бизнесу, не привлекут к субсидиарной ответственности, не включат в процедуру личного банкротства и не взыщут его долю в вашем бизнесе? Такие «мостики собственника» мы тоже должны научиться разрезать.о том, как работает предпроверочный анализ ФНС, как проходит подготовка к выездной налоговой проверке и о показателях ее эффективности.