Сентябрьская авторская колонка руководителя Центра taxCOACH Ярослава Савина в журнале "Бизнес и Жизнь"

Начиная с августа в журнале "Бизнес и Жизнь" ежемесячно выходит авторская колонка руководителя Центра taxCOACH Ярослава Савина. 

Совместно с редакцией журнала мы подобрали для Вас самые горячие темы, объединенные общим лозунгом "Все о налоговой безопасности человеческим языком". Хотя, сказать по правде, разговор пойдет не только о налоговой оптимизации и налоговом контроле. Мы затронем также инструменты регулирования отношений между собственниками, защиты активов, скрытого владения бизнесом и т.д. В общем, все то, что входит в нашу авторскую концепцию "Безопасной Бизнес-Платформы"

БЖ Сентябрь

Неотвратимы, как известно, только две вещи - смерть и налоги. С первой, пожалуй, ничего не поделаешь, а как быть со второй - раз в месяц будет рассказывать назначенный главным налоговым инспектором "БЖ" Ярослав Савин.

ТОРГ УМЕСТЕН

Не только у бизнесменов, но и у налоговиков есть такое понятие как KPI. Не все об этом знают, но при взаимодействии с налоговыми органами это может оказаться полезным.

Итак, KPI налогового инспектора состоит их двух ключевых показателей: первый – размер доначисленных налогов, второй – собранных. При этом критерия качества работы тоже два: минимальный размер доначислений (то есть нельзя принести меньше этой суммы) и низкорезультативная проверка.

Логично ведь, что недостаточно просто доначислить какую-то сумму - надо иметь возможность ее физически взыскать. Ведь работа налоговых инспекторов должна окупаться. Соответственно, если компания «пустая» и на ней ничего нет, то шансов попасть в число проверяемых меньше. Поэтому разделение имущества и операционной деятельности в рамках обеспечения налоговой безопасности бизнеса - почти всегда должно иметь место. Впрочем надо иметь ввиду, что буквально с 1 июля в закон «О банкротстве» внесены конкретные основания о привлечении директора и учредителя к субсидиарной ответственности, то есть налоговый орган может доначислить налоги, заявить о банкротстве, а потом долги компании взыскать с конкретных физлиц. Следовательно есть смысл поработать и над структурой владения в своем бизнесе.

Предварительный анализ по любому «кандидату» на выездную проверку заканчивается словами: «Предполагаемый размер доначислений составляет столько-то». Если, к примеру, в отчете стояла сумма пять миллионов, а принесено только 700 тысяч, тогда возникает закономерный вопрос, почему? Ну а низкая результативность (есть информация, что параметр подняли уже до миллиона) - это вообще нонсенс! Либо ты балбес, либо договорился – третьего не дано. Как мы уже обсуждали, дело не в том, что если вышел на проверку, то надо «накопать». Выходят только туда, где понятно как и сколько можно «добыть».

Кстати, норма минимального размера доначислений в каждом регионе – своя. В Свердловской области ставка в этом году «подросла» и составляет три миллиона, если говорить о среднем бизнесе.

Именно проверка является сейчас главной точкой устранения проблем. Потому что если по результатам проверки будет вынесено решение о привлечении к ответственности, а суммы недоплаченных налогов будет хватать на уголовную статью, то автоматически материал уйдет в следственный комитет. Кстати говоря, цифры там вовсе не космические: «условная», с отягчающими обстоятельствами, два миллиона, «безусловная» – шесть. 

Но даже если потом вам удастся победить налоговый орган в арбитражном суде, нет никакой гарантии, что предварительное расследование, которое проводит следственный комитет, автоматически закончится. Механизм запускается один раз, и потом выиграл ты арбитраж, не выиграл, значения вообще не имеет - связи между этими процессами никакой нет.

Поэтому по возможности надо закрыть налоговую проверку хорошо, а это значит надо суметь официально «договориться» на этапе возражений. Я сейчас не имею в виду «дать взятку». Когда проверка закончена и составлен акт, теперь дается 30 дней, чтобы обоснованно возразить. В этот момент нужно извернуться, выпрыгнуть через потолок, найти любые аргументы для торга. 

Не забывайте, у налогового инспектора показателей эффективности работы два: не только доначисленные налоги, но и реально взысканные. Если структура компании правильно простроена, то шансов одновременно и взыскать, и доначислить не так много. Поэтому основания торговаться есть: «Я вам это – вы мне это. Вы убираете этот эпизод, а я за это спорить не буду».

Такой расклад на данный момент возможен по одной простой причине: вознаграждение работников налоговой никак не прикручено к ключевым показателям KPI. А потому зачастую инспектор рассуждает так: «Мне ставят минимальную норму, я ее выполняю, что еще от меня требуется?»

Словом, надо удовлетворить их - они удовлетворят вас. Учитывая современные российские масштабы оптимизации, скажем прямо: три миллиона рублей - планка не такая уж и высокая. Можно считать эту сумму взятым у государства кредитом под небольшие проценты, потому что пени начисляют по ставке рефинансирования – где такие кредиты вообще дают?

Наконец, есть еще одна интересная вещь, уже не на уровне инспектора, а на уровне инспекции, которая неформально называется «комиссия по легализации». На эту комиссию могут пригласить, допустим, налогоплательщика, который, согласно предварительному анализу, недоплатил миллионов 20. Но когда его вызывают, то озвучат, к примеру, только три миллиона. Далее следует ненавязчивое предложение: «Проверку еще не назначили, поэтому, если ты сдашь уточненную декларацию, то по закону тебе даже никакие штрафы не положены, а только пени». Здесь палка о двух концах, раз согласившись, бизнесмен имеет все шансы спустя месяцев шесть-девять снова попасть на комиссию со следующей порцией «возможных доначислений»: есть же KPI, надо делать норму.

Колонка Ярослава Савина в журнале "Бизнес и Жизнь" за октябрь