https://www.facebook.com/tr?id=459841534369706&ev=PageView &noscript=1"/>

Налоговая рассылка: Подводные камни использования "оффшоров": управление иностранной компанией.

Использование иностранных «оффшорных» компаний российскими предпринимателями в целях защиты имеющихся активов и оптимизации налоговых платежей в последнее время получило достаточно широкое распространение в России. При этом многие предприниматели, руководствуясь различными соображениями, управление деятельностью иностранной компанией юридически замыкают на себя или аффилированных с ними лиц. Однако, как показывает практика, с точки зрения налоговых рисков, такие действия достаточно опасны. В настоящей статье автор подробно рассмотрит существующие риски и постарается дать рекомендации по их минимизации на примере взаимодействия с кипрскими компаниями. Это тем более актуально в свете последних изменений, внесенных в российско-кипрское Соглашение об избежании двойного налогообложения.

Действительно, преимущества, достигаемые российскими бизнесменами от использования «оффшорных» компаний, которые, как правило, используются в связке с кипрскими компаниями, трудно переоценить. Помимо получения собственно существенной налоговой экономии, их наличие позволяет обезопасить имеющие активы от неправомерных посягательств как рейдеров, так и различных контролирующих государственных органов, защитить себя от «изменчивого» российского законодательства и получить ряд других преимуществ.

В погоне за этими преимуществами многие, не задумываясь о возможных негативных налоговых последствиях, принимают решение об участии в управлении деятельностью иностранной компанией от собственного имени. Речь, конечно же, не идет о назначении себя директором иностранной компании (хотя и такие случаи тоже встречаются), поскольку в большинстве случаев регистрирующая компания предоставляет и номинальных директоров, и номинальных акционеров.

Вместе с тем, форм и причин такого участия может быть несколько: начиная от подписания контрактов от имени иностранной компании в целях «экономии» времени и средств на международные почтовые отправления по доверенности (в лучшем случае это делает внешне не аффилированное номинальное лицо – гражданин РФ, а в худшем – собственник или директор российской компании), и заканчивая управлением банковским счетом иностранной компании самим собственником бизнеса или аффилированным с ним лицом, причиной чего является вполне закономерное желание собственника иметь постоянный контроль над своими финансами.

Установление в ходе проведения проверочных мероприятий налоговыми и правоохранительными органами фактов участия российских граждан, пусть даже напрямую не аффилированных с проверяемым налогоплательщиком, в деятельности иностранных контрагентов при прочих равных условиях с большой долей вероятности может повлечь за собой предъявление претензий в получении необоснованной налоговой выгоды и (или) уклонении от уплаты налогов, или, как минимум, – более пристальный и пристрастный контроль проверяющих.

Кроме того, применительно к сотрудничеству с кипрскими компаниями (хотя аналогичный формат правого регулирования получает широкое распространение и в отношении других юрисдикций) в ближайшем будущем необходимо будет учитывать положения Протокола к Соглашению между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Кипр об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал, подписанного в Никосии (Кипр) 16 апреля 2009 г.

Так, помимо прочего, указанным Протоколом уточнен порядок определения налоговых обязательств иностранной компании в зависимости от расположения ее «места эффективного управления» (ст.4 Соглашения); введен новый критерий появления постоянного представительства иностранной компании – нахождение физического лица, через которого ведется деятельность на территории России более 183 дней в течение 12 месяцев (ст.5 Соглашения); вновь введенной ст.29 Соглашения установлено, что если «основной целью создания или функционирования иностранной компании являлось получение преимуществ по Соглашению, которые иным образом не были бы доступны», то нормы Соглашения не могут быть применены. Эти нововведения, наряду с обновленным порядком предоставления и обмена информацией между Кипром и Россией (ст.26 Соглашения), еще больше осложняют жизнь налогоплательщикам в рассматриваемых ситуациях, заставляя их более аккуратно и взвешенно подходить к вопросу использования иностранных компаний.

Если в первом случае (подписание контрактов по доверенности российским лицом) для минимизации рисков достаточно отказаться от практики такого подписания документов, и, не занимаясь сомнительной экономией, запастись доказательствами отправки документов для подписания иностранному контрагенту или их подписания в ходе рабочей командировки, то во втором случае (управление банковским счетом) рекомендации, по понятным причинам, не могут быть столь однозначны.

Информацию об управляющих счетом кипрской и «оффшорной» компании могут раскрыть либо регистрирующая компания, которой эта информация предоставляется при регистрации компании, либо банк, который без этой информации в принципе не откроет счет компании.

Что касается раскрытия информации первым субъектом, то тут все зависит от уровня сервиса регистрирующей компании: серьезные игроки на этом рынке тщательно охраняют подобную информацию и не раскрывают её ни при каких обстоятельствах, поскольку в противном случае давно бы лишились своих клиентов. При этом в более выигрышном положении, конечно же, находятся клиенты тех регистрирующих компаний, офисы которых находятся за пределами России, поскольку в этом случае несанкционированный доступ российских контролирующих органов к сведениям об управляющем банковским счетом компании практически исключен.

Что касается банков, то информация об управляющих банковским счетом не является закрытой и может быть предоставлена банком по «настойчивым» запросам российских налоговых и правоохранительных органов (в отличие, например, от информации о бенефициарных владельцах (реальных собственниках) иностранной компании, информация о которых может быть раскрыта банком только по решению суда Кипра, и только в исключительных случаях: уголовное преследование за работорговлю, торговлю оружием, наркотиками, терроризм и т.п.).

В этой связи вопрос о лице, которое будет являться управляющим банковским счетом иностранной компании, стоит достаточно остро.

С одной стороны, управление банковским счетом от имени аффилированных с собственником лиц, безусловно, является более надежным с точки зрения контроля за денежными средствами, однако значительно снижает безопасность, поскольку в этом случае очевидно просматривается связь иностранной компании с Россией.

С другой стороны, управление банковским счетом на основании письменных поручений собственника бизнеса номинальным иностранным лицом более надежно с точки зрения безопасности, однако менее приемлемо для собственника с точки зрения контроля над денежными средствами. Здесь необходимо отметить, что на рынке присутствуют крупные регистрирующие компании, предоставляющие номинальных управляющих банковским счетом из числа своих собственников и (или) директоров (а не БОМЖей и «антисоциальных» элементов, как это принято в РФ). Сотрудничество с такими компаниями характеризуется высоким уровнем надежности, в связи с чем уровень риска, связанный с управлением банковским счетом, является оправданным и допустимым.

Кроме того, учитывая, что в подавляющем большинстве случаев кипрские компании используются в связке с «оффшорными» компаниями, а характер нахождения средств на счетах кипрских компаний носит транзитный характер, «золотой серединой» в решении данного вопроса может быть сочетание вариантов реального и номинального управления счетом: управление банковским счетом кипрской компании осуществляется номинальным управляющим, а управление банковским счетом «оффшорной» компании – лицом, подконтрольным собственнику. Это тем более оправданно, поскольку прямая связь «оффшорной» компании с Россией в данном случае отсутствует, а проследить ее при правильной организации работы достаточно проблематично.

В заключение хотелось бы напомнить, что рассмотренный аспект проблемы, бесспорно, имея высокую важность, все же не является единственным условием успешной реализации той или иной «оффшорной» модели оптимизации налогов и защиты активов: ни в коем случае нельзя забывать о наличии и соответствующем обосновании деловых целей (не связанных с минимизацией налогов), о реальном исполнении контракта, подтвержденным соответствующими документами, о реальном существовании иностранного контрагента (наличие сайта компании, e-mail, факса, телефона, секретаря и т.п.), и, конечно же, о правильном выборе надежной регистрирующей компании, которая способна обеспечить данный сервис.

Продолжение следует…

Обсудить материал с автором...

Коллектив
Центр структурирования бизнеса и налоговой безопасности


Вернуться на главную...