https://www.facebook.com/tr?id=459841534369706&ev=PageView &noscript=1"/>

О взыскании налогов компании с собственника и руководителя

Гарантия актуальности

Цель любой выездной налоговой проверки - не только установление и доначисление налоговых недоимок, но и их обязательное взыскание. Если компания не может исполнить свои обязательства, велик риск предъявления уже личных претензий по этим долгам к её собственникам и руководителям. Субсидиарной ответственностью бенефициаров бизнеса в случае банкротства организации уже не удивить. Но это не единственный механизм.

Если неуплата налогов повлекла возбуждение уголовного дела и вынесение обвинительного приговора, то неуплаченные налоги в этом случае признаются ущербом, который также взыскивается с виновных физических лиц.

Контролирующие компанию-должника лица (КДЛ) могут быть привлечены к уголовной ответственности за неуплату ею налогов и страховых взносов. При этом есть шанс от такой ответственности освободиться, если лицо совершило преступление впервые и погасит (лично или через организацию) все доначисленные налоги, пени и штрафы.

Если же добровольного погашения не произойдет, налоговый орган или прокуратура все равно могут взыскать указанные суммы в виде возмещения ущерба, причиненного государству. Для этого необходимо наличие вступившего в силу приговора суда, установившего вину конкретного гражданина в совершении налогового преступления. При этом освобождение от уголовной ответственности в случае амнистии или истечения срока давности (=нереабилитирующие основания) от указанных имущественных обязательств не спасет. В этом случае считается, что государству причинен ущерб действиями конкретного лица, которое и обязано его компенсировать по иску соответствующих органов.

Ранее суды не допускали возможности взыскания такого ущерба с физического лица, признанного виновным в совершении налогового преступления. Основываясь на том, что юридическое лицо является самостоятельным субъектом, отвечающим по своим обязательствам всем своим имуществом. Поэтому неуплата налога, допущенная со стороны организации, не может квалифицироваться как ущерб, причиненный государству действиями ее руководителя.

В 2015 году Верховный суд РФ решительно поменял эту практикуОпределение ВС РФ от 27.01.2015 № 81-КГ14-19, отметив, что ответственным за возмещение ущерба Российской Федерации в виде неуплаченных организацией налогов, в том числе неправомерного возмещения из бюджета НДС, может быть признано физическое лицо, привлеченное к уголовной ответственности за данное правонарушение. 

Конституционный суд в декабре 2017 года обозначил еще несколько принципиальных моментов в этом вопросе.Постановление КС РФ от 08.12.2017 №39-П

Первый момент

К подобному виду ответственности можно прибегать, только если исчерпаны или объективно невозможны иные механизмы взыскания налоговой недоимки организации, если она:

  • по данным ЕГРЮЛ прекратила свою деятельность;

  • фактически является недействующей, в связи с чем взыскания с нее невозможны;

  • служила лишь «прикрытием» для действий контролирующего её физического лица.

Иными словами, другой возможности восполнить потери бюджета нет.Позднее аналогичное мнение также высказал ВС РФ в п.28 Постановления Пленума №48 от 26.11.2019

С первым пунктом все понятно. В отношении второго ФНС РФПисьмо ФНС РФ от 9 января 2018 г. №СА-4-18/45@ привела примеры, что может свидетельствовать об исчерпании возможностей взыскания долгов с самой организациип. 5 Письма:

Вполне объективные и привычные обстоятельства как:

  • возвращение исполнительного листа в связи с невозможностью его исполнения;

  • прекращение производства по делу о банкротстве или возврат заявления о признании компании банкротом в связи с отсутствием средств для финансирования процедуры. 

Так и специфичные, связанные с признаками нежизнеспособности проверенного налогоплательщика:

  • наличие у компании признаков недействующего юридического лица (в соответствии с положениями п. 1 ст. 21.1 ФЗ «О гос.регистрации юридических лиц...»), в том числе до окончания процедуры исключения компании из ЕГРЮЛ;

  • наличие в ЕГРЮЛ сведений, в отношении которых внесена запись об их недостоверности.

Есть и вовсе интересные:

  • наличие иных данных, полученных по итогу анализа финансово-хозяйственного состояния организации, о невозможности уплаты недоимки. Такой анализ может быть проведен как арбитражным управляющим, экспертом, так и (внимание!) самим налоговым органом;
  • отсутствие у налогового органа оснований и/или возможности для взыскания недоимки с иных лиц, в том числе когда основания есть, а активов у этих лиц нет.

Третий пункт - когда организация-налогоплательщик служила «прикрытием» для действий контролирующего её физического лица означает, что фактически организация не является самостоятельным участником экономической деятельности. В такой ситуации налоговый орган может не инициировать исполнительное производство, банкротство и не ждать получения формальных документов о невозможности взыскания.

Таким образом, налоговый орган должен доказать, что иной возможности взыскать доначисленные суммы нет.Определение ВС РФ от 02.03.2021 N 73-КГ20-5-К8, Определение ВС РФ от 04.02.2020 №41-КГ 19-46 В свою очередь, привлекаемое к ответственности лицо должно доказывать суду, что, наоборот, такая возможность есть, и долги можно погасить альтернативным способом, в том числе взыскав их с иных лиц, причастных к уклонению.

В качестве успешных для должников обстоятельств можно привести следующие:

  • ИФНС не предпринимались меры ко взысканию с правопреемника (Определение СК по гражданским делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 29 сентября 2020 г. по делу №8Г-18407/2020);
  • в рамках процедуры банкротства компании-налогоплательщика не предпринимались меры по взысканию задолженности с контролирующих налогоплательщика лиц в рамках субсидиарной ответственности (Определение СК по гражданским делам Пятого кассационного суда общей юрисдикции от 23 сентября 2020 г. по делу №8Г-4980/2020);
  • процедура конкурсного производства в отношении компании-налогоплательщика продлена, что не позволяет говорить об исчерпании возможности взыскания налоговых платежей с самой компании-налогоплательщика (Определение СК по гражданским делам Девятого кассационного суда общей юрисдикции от 24 февраля 2021 г. по делу №8Г-912/2021);
  • процедура банкротства компании-налогоплательщика не окончена, и у него есть имущество, за счет которого могут быть погашены все требования, включая налоговые (Определение СК по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции от 26 ноября 2020 г. по делу №8Г-24027/2020);
  • к ответственности по долгам организации уже привлечена иная компания в порядке ст. 45 НК РФ (Решение Щекинского районного суда от 2 февраля 2018 г. по делу №2-20/2018). Речь в большинстве случаев идет о компаниях-двойниках, зарегистрированных на смену налогоплательщику-должнику;
  • действующая компания-должник владеет имуществом, превышающем по стоимости оставшийся долг (Определение СК по гражданским делам Пятого кассационного суда общей юрисдикции от 25 января 2021 г. по делу №8Г-7102/2020);
  • налоговый орган изначально сам пропустил сроки для принудительного взыскания задолженности и признал ее безнадежной. А потому не только налогоплательщик виноват в причинении ущерба государству, на основании чего, по сути, и было отказано в иске прокуратуры.Постановление КС РФ от 02.07.2020 №32-П

Второй момент 

Взыскать можно налог и пени. А штраф нельзя?

Взыскать с гражданина в данном порядке можно только сумму налога и пени. Штрафы как меру ответственности юридического лица - нельзя. Однако, по мнению ФНС РФ, неуплаченную компанией сумму штрафа в конечном счете все равно можно взыскать с КДЛ подав, например, иск о возмещении ущерба, причиненного им самой компании.В соответствии с положениями статьи 61.20 ФЗ «О банкротстве...» (п. 2 указанного письма ФНС РФ) То есть, нельзя в одной процедуре, но вполне можно в другой.

Поэтому, возвращаясь к вопросу возможности освобождения от уголовной ответственности при погашении недоимки, пени и штрафов, в то время как в рассматриваемой процедуре взыскать штрафы нельзя, опять же приходим к выводу, что, скорее всего, все доначисления в конечном итоге все равно будут предъявлены конкретным физическим лицам и в полном объеме. А потому вполне разумным может быть скорейшее погашение доначислений во избежание уголовного преследования, а не желание «сэкономить» сумму штрафа ценой «судимости».

Момент третий

О соразмерности ответственности масштабу нарушения.

КС РФ отмечает возможность уменьшения судом размера вреда с учетом имущественного положения ответчика, степени его вины, характера уголовного наказания и иных существенных обстоятельств.

Инспекция же в целях недопущения уменьшения размера ответственности будет указывать на факты, доказывающие наличие и величину выгоды виновного лица (изменение его материального состояния, наличие существенных расходов, активов, присутствие в действиях иной личной заинтересованности и т.п.).

Говоря о соотношении размеров деяния и наказания, ФНС РФ отмечает еще два любопытных факта:

  • если наказание за налоговое преступление для данного физического лица не связано с лишением свободы, то инспекциям надлежит отстаивать максимальный размер взыскиваемой недоимки;
  • при этом снижение размера ответственности пропорционально степени вины ответчика возможно только при наличии других виновных лиц. Если же ответчик один и доказан умысел в его действиях, то, опять же, вопрос о снижении размера ответственности для налоговых органов является недопустимым. 

Выводы

Если контролирующее компанию лицо привлечено к уголовной ответственности за неуплату налогов этой организацией (либо уголовное преследование прекращено по нереабилитирующим основаниям), то сумма недоимки и пени (кроме штрафа) может быть взыскана с него в гражданско-правовом порядке в качестве ущерба, причиненного государству.

При этом истец (налоговый орган или прокуратура) должен доказать, что иной возможности возместить этот ущерб нет, а ответчик, в свою очередь, может попытаться снизить размер своей ответственности.

Ваша заметка
Сохранить
Назад Вперед