https://www.facebook.com/tr?id=459841534369706&ev=PageView &noscript=1"/>

Субсидиарная ответственность собственников бизнеса как основание для их личного банкротства

Действие закона о банкротстве физических лиц уже дает первые результаты. Интересно, что «под раздачу» попали не только лица, которые имеют задолженность перед банками, но и собственники бизнеса, привлеченные до этого к субсидиарной ответственности по долгам своих компаний-банкротов. Именно их можно назвать главными жертвами закона о банкротстве физических лиц, как мы и предупреждали ранее. 

Изначально вопрос о том, может ли задолженность физического лица, возникшая в результате привлечения его к субсидиарной ответственности в рамках банкротства компании, стать основанием для возбуждения в отношении него личного банкротства, не был однозначным. 

Безусловно, кредиторы обанкротившейся компании, полностью не удовлетворившие свои требования, стремятся привлечь к субсидиарной ответственности виновных в банкротстве лиц. А когда те не торопятся погашать долги, а «видимого» имущества не хватает, пытаются возбудить в отношении таких лиц процедуру личного банкротства. Однако поначалу кредиторов в судах первой инстанции встречал отказ в принятии заявлений о банкротстве указанных лиц. 
Рассмотрим изменение позиции арбитражных судов на примере двух аналогичных дел: №А46-2562/2016 и № А46-6054/2016, рассмотренных Арбитражным судом Омской области. 
Суд первой инстанции в этих делах поддержал неудачливых бизнесменов, полагая, что привлечение физических лиц к субсидиарной ответственности в принципе не может стать поводом для их банкротства.1 
Свои решения он обосновывал следующим образом:

  • Задолженность, возникшая на основании привлечения физического лица к субсидиарной ответственности, не является задолженностью по денежному обязательству. Она не вытекает из какой-либо гражданско-правовой сделки, не представляет собой обязанность уплатить определенную денежную сумму по иному основанию, предусмотренному ГК РФ. 

  • Положения ст. 10 Закона «О банкротстве» относятся к процессуальным нормам, поскольку  устанавливают процедуру привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности в судебном порядке. Долг в рамках субсидиарной ответственности относится к задолженности по обязательствам, возникающей на основании судебного акта. 

Следовательно, эта задолженность не является признаком банкротства должника по смыслу ст. 2 Закона «О несостоятельности (банкротстве)», а кредитор обанкротившейся компании не имеет права на обращение в суд с заявлением о признании ее контролирующего лица банкротом.  На основании этого первая инстанция возвращала кредиторам их заявления о признании  «субсидиарных» должников банкротами.

Очевидно, что такой исход событий не мог удовлетворить кредиторов, так как фактически лишал их шанса на возврат долгов. И их усилия оказались не напрасны. Апелляционный суд, в отличие от суда первой инстанции, встал на сторону кредиторов и пришел к важному выводу:  

Задолженность физического лица, возникшая в результате привлечения его к субсидиарной ответственности, перед кредитором обанкротившейся компании является денежным обязательством и может служить основанием для возбуждения в отношении физического лица процедуры банкротства. 
(Постановления Восьмого ААС от г. по делу № А46-2562/2016 и 
от 21.07.2016 г. по делу № А46-6054/2016)

Основаниями для такого вывода суда послужили два разумных довода:

1) Задолженность собственника бизнеса в рамках субсидиарной ответственности перед кредиторами компании-банкрота все же основана на Гражданском кодексе РФ. Статья 399 ГК РФ предусматривает возможность кредитора предъявить требования к лицу, несущему субсидиарную ответственность, после отказа основного должника удовлетворить такие требования или неполучения от него ответа. Статья 10 Закона о банкротстве, предусматривающая порядок привлечения контролирующих лиц должника к субсидиарной ответственности, является всего лишь специальной нормой по отношению к ст. 399 ГК РФ.

2) По своей правовой природе субсидиарная ответственность в деле о банкротстве сходна с отношениями по возмещению вреда. А обязательство из возмещения вреда в любом случае является денежным обязательством, на основании которого может быть начата процедура банкротства. Такой подход был сформулирован еще в Определении Верховного суда РФ от 10.04.2015 г. № 309-ЭС14-7022.

В связи с этим контролирующим лицам компаний - «банкротов» стоит опасаться возбуждения в отношении них процедуры банкротства, если:

  • размер долга в рамках привлечения их к субсидиарной ответственности превышает 500 тысяч рублей;

  • и они не могут его погасить в течение 3-х месяцев со дня вступления в силу решения суда о привлечении их субсидиарной ответственности. (п. 2 ст. 213.3 Закона «О банкротстве»).

При возбуждении в отношении физического лица процедуры банкротства задолженность в рамках субсидиарной ответственности перед кредиторами его обанкротившейся компании включается в третью очередь реестра требований кредиторов.  

Отмечаем, что нам удалось найти несколько дел, где субсидиарная ответственность послужила основанием для банкротства физического лица. Помимо вышеуказанных дел можно ознакомиться с Определением ХМАО от 06.06.2016 г. по делу № А75-11917/2015, Решением АС Иркутской области от  24.05.2016 г. по делу № А19-21580/2015, Определением АС Воронежской области от 10.06.2016 г. по делу № А14-18311/2015. При этом в последних судебных актах вопрос о возможности возбуждения банкротства в отношении физического лица на этом основании уже не поднимался.
Напомним, что неприятная для должников-физических лиц особенность процедуры банкротства состоит в возможности кредиторов оспаривать сделки, в том числе заключенные брачные контракты и договоры дарения имущества.

Но это еще не самое страшное... 


По общему правилу, после завершения расчетов с кредиторами должник (физическое или юридическое лицо), признанный банкротом, освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов, в том числе не заявленных при реструктуризации долгов или реализации имущества должника (п. 3 ст. 213.28 Закона «О банкротстве»). Однако это общее правило имеет ряд существенных исключений. 
Одно из них как раз касается требований кредиторов о привлечении физического лица как контролирующего лица к субсидиарной ответственности.
Такие требования после признания гражданина банкротом сохраняют силу независимо от того, были они заявлены в рамках процедуры банкротства физического лица и включены в реестр кредиторов либо нет. 
Эти требования могут быть предъявлены кредиторами после окончания производства по делу в непогашенной им части (абз. 2 п. 6 и п. 5 ст. 213.28 Закона «О банкротстве»).
Таким образом, участники и руководители признанного банкротом общества, привлеченные к субсидиарной ответственности, не смогут избавиться от нависшего над ними долга. Возбуждение процедуры банкротства ни самим лицом в отношении себя, ни каким-либо кредитором в этом не поможет. Такой долг, к сожалению, списать нельзя. 

На те требования, которые были заявлены в рамках банкротства, но не погашены полностью, суд сразу выдает исполнительные листы (абз. 2 п. 6 и п. 5 ст. 213.28 Закона «О банкротстве», п. 44 Постановление Пленума ВС РФ от 13.10.2015 г. № 45).
Выданные судом исполнительные листы о взыскании долга с физического лица, возникшего в результате привлечения его к субсидиарной ответственности, кредиторы могут предъявить в течение трех лет со дня вступления решения суда в силу (п. 1 ст. 21 Закона «Об исполнительном производстве»). Кредитор может повторно предъявить исполнительный лист к исполнению не ранее 6 месяцев со дня вынесения постановления о его возвращении и об окончании исполнительного производства. Также может предъявить его и раньше, если у кредитора появится информация об изменении имущественного положения физического лица (п. 5 ст. 46 Закона «Об исполнительном производстве»). 
В случае невозможности взыскания по исполнительному листу трехлетний срок предъявления его к исполнению начинает течь заново со дня его возвращения (п. 3 ст. 22, п. 4 ст. 46 Закона «Об исполнительном производстве»).

В результате, как бы печально это не звучало, задолженность, возникшая в рамках привлечения к субсидиарной ответственности, числится за контролирующими лицами обанкротившейся компании бесконечно вплоть до ее погашения.

 
Определения АС Омской области от 05.04.2016 г. по делу № А46-2562/2016 и от 05.05.2016 г. по делу № А46-6054/2016 об отказе в принятии заявления о признании должника банкротом и о возвращении заявления;


Ваша заметка
Сохранить