https://www.facebook.com/tr?id=459841534369706&ev=PageView &noscript=1"/>

Вопросы владения бизнесом: чем может помочь договор инвестиционного товарищества?

Потребность в скрытом владении компанией часто возникает по тем или иным причинам в российском бизнесе Скрытое владение бизнесом: собственники неизвестны третьим лицам И зачастую первоочередной задачей здесь является не налоговая оптимизация (исключение взаимозависимости компаний-контрагентов, например), а защита целостности бизнеса. Не секрет, что рейдерские захваты из силового своего выражения постепенно превращаются в юридические войны, осуществлению которых способствуют многочисленные несовершенства законодательства. Да мало ли каких еще причин сокрыть факт владения компанией может быть.

Вот и наш недавний клиент обратился с подобной просьбой. Он начинал новое направление деятельности и не хотел, чтобы об этом знали его партнеры, с которыми обострились отношения. Такие известные варианты, как владение новой операционной компанией этого направления через ЗАО (ментально он не доверял такому способу) или Перекрестное владение (он не хотел открыто выступать руководителем компании) ему не подходили, а скрытое владение через иностранную компанию пока было экономически не оправданным. В качестве инструмента был избран Договор Инвестиционного товарищества. Инструмент новый и мало кем опробованный. 

Договор инвестиционного товарищества (ИТ), являясь разновидностью договора о совместной деятельности, опосредует отношения по совместному приобретению/отчуждению акций, долей и иных подобных активов.

87-87.png

Некоторые особенности этого договора:

Участниками договора (товарищами) могут быть только юридические лица и индивидуальные предприниматели (ИП). Их роли в рамках договора распределяются следующим образом:

  • товарищи, участвующие только вкладами (это могут быть как юридические лица, так и ИП), передающие в качестве вкладов в инвестиционное товарищество денежные средства и получающие прибыль от деятельности ИТ;

  • управляющие товарищи (ими могут быть только юридические лица), которые уполномочены выступать от имени товарищества, заключать сделки, вести иные общие дела.

Особенность статуса управляющего товарища состоит также в том, что в отличие от товарищей, участвующих только вкладами, управляющие товарищи вправе вносить вклады в инвестиционное товарищество не только денежными средствами, но и иными активами (долями, неимущественными правами, имуществом, деловой репутацией). При этом законом предусмотрена обязательная оценка неденежного вклада профессиональным оценщиком.

Самая главная особенность - это возможность очень гибкого регулирования отношений сторон: законодательство предусматривает широкие возможности для проработки вопросов управления инвестиционным товариществом, регулирования отношений товарищей, а также процедуры владения активами инвестиционного товарищества. 

Наряду с самим договором предусмотрена возможность подписания сторонами инвестиционной декларации (политики ведения общих дел), в которой определяется объем полномочий управляющего товарища по заключению сделок в части размера сделок, контрагентов и т.д. 

По аналогии с управлением в хозяйственных обществах по части вопросов решение может приниматься только всеми товарищами (например, путем проведения собраний) или инвестиционным комитетом (представляющим интересы товарищей также как Совет директоров – интересы участников/акционеров). 

Договор инвестиционного товарищества подлежит обязательному нотариальному удостоверению и хранению. 

Также договор инвестиционного товарищества предоставляется в налоговый орган. Иные лица информацию об условиях и составе участников договора в открытом доступе получить не могут.

Именно эти особенности и позволили нам использовать договор инвестиционного товарищества для сокрытия факта владения бизнесом: 

Поскольку доли/акции компаний приобретаются инвестиционным товариществом в лице его управляющего товарища, формально (в ЕГРЮЛ, реестре акционеров) именно он и становится владельцем активов, а доли/акции приобретают статус общего имущества инвестиционного товарищества. При этом доля каждого из товарищей на данное имущество определяется пропорционально размеру его вклада, внесенного в инвестиционное товарищество. 

Таким образом, сразу и явно установить владельца доли/акций нельзя. Опосредовано через управляющего товарища долей/акциями владеют все товарищи. При этом, поскольку доли товарищей определяются договором, третьи лица информации о том, в каком размере каждый из товарищей владеет долей в общем имуществе, не обладают. 

Также доли и акции управляющих товарищей, которыми они владели до вступления в инвестиционное товарищество, могут быть их вкладом в совместную деятельность. В этом случае формально также поменяется владелец активов (долей) – на управляющего товарища, ведущего учет общего имущества. Таким образом, также можно скрыть фактическое владение бизнесом, при этом обязательно детально урегулировав полномочия управляющего товарища (юридического лица с номинальным участником и директором), ведущего учет общего имущества, по владению и распоряжению передаваемыми активами. 

К тому же в случае, если юридических лиц в группе компаний больше, чем сособственников и затруднен вопрос с выбором участников/акционеров для всех компаний, то договор инвестиционного товарищества позволяет аккумулировать владение в рамках учета общего имущества инвесттоварищества и распределять прибыль от участия в компаниях согласно любой договоренности партнеров Фиксируем договоренности собственников бизнеса: какие вопросы прежде всего требуют ответа? Учитывая общее владение всеми долями, у каждого из партнеров существует гарантия получения справедливой доли в прибыли всей группы компаний, а не отдельных субъектов, где он числится как участник/акционер. 

Кроме того, выстраивание такой цепочки владения усложняет обращение взыскания на имущество по обязательствам одного из товарищей. Так, например, если выдел доли должника в натуре, согласно условиям договора инвестиционного товарищества, невозможен либо против выдела или перевода его прав и обязанностей по договору инвесттоварищества возражают остальные товарищи, кредитор вправе требовать продажи должником своей доли остальным участникам товарищества по рыночной стоимости. При этом законом не определен порядок определения рыночной стоимости, не предусмотрена обязательная профессиональная оценка, а конфиденциальность договора инвестиционного товарищества делает получение сведений о действительном размере и стоимости доли товарища достаточно затруднительным.

Учитывая возможность внесения управляющими товарищами неимущественных вкладов (в том числе профессиональными навыками, репутацией и т.д.) в случае риска предъявления претензий к одному из товарищей его долю в общем имуществе можно быстро размыть. 

Еще одна задача нашего клиента нашла свое решение благодаря договору инвестиционного товарищества: клиент допускал возможность последующей продажи нового направления бизнеса в виде доли в операционной компании, а следовательно, хотел заранее избрать наиболее выгодный с точки зрения налогообложения механизм продажи.

В части реализации долей, принадлежащих в инвесттовариществе, учитывая правила налогообложения доходов, также есть интересные особенности:

  • После получения дохода от продажи доли в юридическом лице, уполномоченный управляющий товарищ вычитает с полученного дохода все общие расходы инвестиционного товарищества (в том числе, например, собственное вознаграждение) и уже затем распределяет полученные денежные средства между товарищами пропорционально их долям в инвесттовариществе;

  • Полученный доход товарищи включают в свою налогооблагаемую базу и уплачивают налог в соответствии с применяемой ими системой налогообложения.

Таким образом, собственник бизнеса, зарегистрированный в качестве ИП (УСН Д-Р), при продаже доли в юридическом лице как товарищ-участник инвестиционного товарищества облагает полученный доход по ставке УСН, применяя объект «Доходы, уменьшенные на величину расходов» (например, в Свердловской области ставка - 7% (!), а объект «Доходы» налогоплательщик-участник инвесттоварищества применять не вправе). Тогда как при продаже доли в качестве участника ООО – физического лица налогообложение происходило бы по ставке 13%. 

Вместе с тем, при всех перечисленных особенностях конструкции инвестиционного товарищества, способных решать актуальные для бизнеса задачи, зачастую даже не связанные напрямую с инвестиционной деятельностью (например, в части владения долями и их реализации), достаточно сложная процедура учета и налогообложения, обязательность нотариальной регистрации договора, необходимость в детальном прописании всех условий требует осторожно применять данный инструмент, оценив предварительно его выгодность при всех сложностях использования. 


Ваша заметка
Сохранить